Фронт под Мариуполем: ополченцы готовятся к удару украинской армии

Украинская армия в районе Мариуполя концентрирует крупную группировку сил. По данным разведки ополченцев, силовики укрепляют огневые позиции, но наступать не готовы. Тем не менее, ополченцы держат линию оборонительных укреплений, чтобы не допустить прорыв украинских войск к Новоазовску, который приютил немало беженцев из Мариуполя.

От ледяной кромки Азовского моря на несколько километров тянется окопная гряда. Это передовая. Затишье здесь временное. Лишь только в лесополосе улавливается какое-то движение, короткими очередями начинает работать пулемет. За умение лихо управляться с оружием пулеметчику дали позывной "Затвор". Он из Донецка.
Тяжелая артиллерия вооруженных сил Украины отведена за Мариуполь. Оттуда военные пытаются наносить удары по позициям ополченцев, крайне редко поражая цель. То недолет, то перелет.

По всей линии фронта на мариупольском направлении идут бои. В близкий контакт противники не вступают, обмениваясь артиллерийскими ударами. Вот это воронка глубиною в полтора метра от попадания снаряда артиллерийской установки "Тюльпан". Буквально в ста метрах отсюда стоят жилые дома — поселок Саханка.

Линия фронта, будто по линейке, прочерчена от прибрежного села Широкино до села Гранитное. Оба находятся под контролем нацгвардии. Двое солдат ДНР погибли в тот день. У другого блокпоста свежая могила.

45-летний шахтер из Енакиево отзывается на позывной "Барсук". В этих окопах он с августа месяца. Дома остались жена, дочь, внуки. А пока, растапливая в блиндаже подостывшую буржуйку, он защищает чужих детей. Новоазовск, находящийся в тылу, стал приютом для сотен семей. "Много друзей у меня погибло, много друзей остались без крова", — говорит он со слезами на глазах.

Инна Пивоварова с тремя детьми поселилась в десятиметровой комнате санатория на берегу Азовского моря. Бежали из-под обстрелов в Ленинском. "Много стреляли, я боялась, в подвал пряталась", — говорит она.

Через Новоазовск, который обстрелам почти не подвергался, за полгода прошло, в общей сложности, 20 тысяч беженцев. Безопасность им обеспечивают ополченцы, в ряды которых вливаются добровольцы со всего мира.

Позывной "Француз" был уже занят, когда Кристоф в июле прибыл из Нормандии в Донбасс. "Мы волонтеры, часть организации "Юнайтед Континенталь", и мы приехали сражаться, — говорит он. — Мы не воюем против украинцев, мы воюем против Евросоюза и нового мирового порядка. После окончания холодной войны НАТО не было расформировано и продолжило разжигать войны. И в Грузии, и сегодня в Донбассе. Все это часть глобальной войны, которая была в Сирии, Ливии, сегодня на Украине, а завтра может быть где угодно".

По данным Кристофа, раненого в бою под Широкино, в этих краях сражаются около десяти его соотечественников. Довольно плохо обутые и неважно экипированные ополченцы продолжают держать этот передний край с дюжиной автоматов, ручных гранатометов и пулеметов. Есть еще закопанные и замаскированные танки. И артиллерия, в случае чего, прикроет с тыла, но то артиллерия. Она далеко. А им придется столкнуться с неприятелем лицом к лицу.