Тема:

Теракты во Франции 1 месяц назад

Франция почернела от террористической угрозы

Европа, впрочем, более увлечена первой отрезанной головой во Франции. Постановочных убийств на камеру там пока нет, но технология расправы уже та же.

26 июня одновременно на Ближнем Востоке, в Северной Африке и Западной Европе прошла серия крупных терактов, организованных радикальными исламистами.

В Кувейте взрыв в шиитской мечети унес жизни 27 человек. В Сирии боевики террористического халифата расстреляли в городе Кобани более 150 мирных жителей.

Европа, впрочем, более увлечена первой отрезанной головой во Франции. Постановочных убийств на камеру там пока нет, но технология расправы уже та же.

Необычное здание — транспортная компания, в которой работал Яссин Сали. Утром 26 июня он сел в фургон вместе со своим шефом и направился в сторону химического завода.

Дорога — 20 километров, примерно 20 минут по шоссе. Разговор у начальника и подчиненного, который устроился на работу в марте, похоже, не задался. На подъезде к американскому предприятию Air Products Яссин Сали задушил 54-летнего босса. Тело вытащил на обочину, отрезал голову, повесил ее на заборе. Рядом бросил два черных флага с шахадой — их держат при себе те, кто намерен принять мученическую смерть за веру — сделал селфи и отправил его в Канаду на мобильный телефон знакомого исламиста, который до последнего времени воевал в Сирии. Затем сел в машину, въехал на склад и врезался в баллоны с газом.

Записи камер наблюдения покажут следователям, как раненый Сали, провалив попытку взорвать химический завод, вышел из машины и попытался вручную открутить вентили на баках с ацетоном. Подбежавшим пожарным он выкрикнул "Аллах велик!", после чего его скрутили. К вечеру 26 июня он начал давать показания.

Власти тут же объявили: это — теракт. "Мы повысили уровень террористической угрозы до максимального", — заявил президент Франции Франсуа Олланд.

Яссину Сали — 35 лет. Он — француз, родом из деревушки на границе со Швейцарией. Отец умер, мать уехала в Марокко. В пригород Лиона он перебрался полгода назад, поселился на окраине в доме №43 — это социальное жилье — снял квартиру на первом этаже. По словам соседей, жильем и работой был очень доволен.

Жена Яссина в тот день была дома, телевизор не смотрела, собирала дочку в школу. В семье еще два мальчика, всем — от 6 до 9 лет. Корреспонденты Radio France успели связаться с ней до того момента, как в квартиру ворвалась полиция.

"В новостях все говорят, что это террористический акт, но это невозможно.Я знаю своего мужа, у нас нормальная семья", — сказала жена Яссина.

При обыске забрали его компьютер. На всякий случай всех соседей эвакуировали. На их глазах жену Сали вместе с ребенком на руках и его сестру вывели из подъезда и увезли в полицейский участок. Весь двор до сих пор не может прийти в себя.

"Я шокирован, но есть одно большое "но": это отдельный случай или речь идет о какой-то сети?" — сказал один из соседей Яссина Сали.

Сеть во Франции работает очень четко. Дорога в радикальным ислам ведет через тюрьмы, 80% заключенных там — мусульмане. То же случилось и с братьями Куаши, которые полгода назад хладнокровно расправились с журналистами Charlie Hedbo, а их сообщник Ахмеди Кулибали тогда же взял в заложники посетителей кошерного супермаркета.

Яссин Сали отсидел год за торговлю наркотиками, там же попал под влияния человека, который готовил бойцов "Аль-каиды" для терактов в Индонезии. В 2006-м он попал в поле зрения спецслужб за связи с салафитами-радикалами, правда, слежку спустя два года сняли.

Их родители еще иммигранты, но дети уже французы. После "арабской весны" поток беженцев из Магриба, с севера Африки и Ближнего Востока увеличился в разы. В Лионе приезжих — 30%, в Париже — почти 40, а в Марселе — все 60. В Сан-Приесте, где поселился Яссин Сали, живут чуть больше 40 тысяч человек, но уже есть свое радио и своя мечеть.

Министерство внутренних дел Франции публикует пугающую карту: чем темнее регион, тем больше людей попадают под влияние радикального ислама. Париж и его окрестности, север Франции, юг, восток уже черные. Только по официальной статистике, в Пятой Республике около двух тысяч джихадистов, полторы тысячи уехали воевать в Сирию и Ирак. Часть из них возвращается с боевым опытом.

"Франция влезает решать вопросы по всему миру, которые ее вообще не касаются. Мы уже натворили столько проблем в стольких странах, поэтому террористические движения стали активнее работать во Франции — союзнице США", — сказал житель Сан-Кентан- Фалавье Патрик Бошар.

Грандиозный по числу политиков и первых лиц марш против терроризма в Париже усиление охраны стратегических объектов, повышение уровня угрозы в стране до максимального — ничего из этого Францию уже не спасает. Как сказал французский премьер Мануэль Вальс, теракты еще будут, вопрос только, где и когда они произойдут.