Без семьи: поездка в спокойную Скандинавию может лишить ребенка

Факты незаконного изъятия детей из русских семей за рубежом должны быть рассмотрены в ООН, об этом заявил уполномоченный по правам ребенка при Президенте России Павел Астахов. По его мнению, такая практика имеет системный характер. Об этом же говорят и адвокаты родителей, пострадавших от зарубежных органов опеки. Например, в Финляндии, где произошел один из последних случаев незаконного изъятия детей, власти намеренно культивируют мнение о том, что в русских семьях ребенка принято систематически избивать.

Матери сотрудники финской социальной службы ничего не сказали. В панике она даже звонила в полицию. Десятилетняя дочь уже три часа не берет трубку, ребенка точно украли. Как выяснится позднее, мать к этому времени уже обежала весь город, ребенка забрали социальные службы. И передали в другую семью. "Так будет лучше"- это прямая цитата.

Играя на школьной площадке, ребенок будто бы говорит, что накануне мама очень сердилась. И отказалась купить собаку. Социальные службы интерпретируют однозначно — "это насилие над ребенком". За девочкой приходят в школу и забирают прямо с урока. Куда, почему и за что — социальная служба не пояснила. У россиянки есть право пожаловаться только в посольство России — социальная служба, которая в неизвестном направлении увозит ребенка с не гражданами Финляндии, имеет официальное право не говорить".

Схема известная — так с россиянами уже не раз поступали. Ребенка папа действительно дома ударил за опоздание из школы на 7 часов, за то, что мама не находила места и обзвонила, в том числе, морги. Семейная ссора закончилась быстро. Но Рома — так скажут при задержании, сообщил в школе о страшных побоях. Ребенок поделился со школьным другом — родители меня отругали. "Отругали"- снова интерпретируют однозначно: "насилие над ребенком". В квартиру врываются полицейские — Романа и его маленькую сестру забрали в финский приют. С родителями разговаривать отказались. Теперь мальчик плачет — дома намного лучше, чем в приюте, там ужас, как плохо, говорит.

"Это, прежде всего, связано, с отношением к русским за рубежом, так скажем, негативным отношением,- говорит адвокат Анатолий Кучерена. — Явно просматривается нежелание объективно разобраться, нежелание по-честному, по совести вникнуть в ситуацию и понять все-таки в каждой конкретной ситуации, почему те или иные органы государственной власти занимают такую тенденциозную позицию в отношении наших граждан".

История пятилетнего Оскара чуть было не закончилась хорошо — норвежские социальные службы согласились вернуть ребенка домой. Но потом передумали. Россиянина Оскара, который не говорит по-норвежски, передали приемной норвежской семье. Правительство ей будет выплачивать еще и пособие — 500 тысяч норвежских крон в год, это три с половиной миллиона рублей.

"Дочь сказала, что в субботу вечером ей прислали письмо, кинули в ящик почтовый. Открывает, там сообщение — ваш ребенок передан в другую семью. Представляете? Это такой шок, такой шок! Теперь свидания на этой неделе, сказала, не будет", — причитает бабушка Оскара Галина Шарикова.

Пятилетний ребенок рассказал про шатающийся молочный зуб, ему его вырвала мама. "Рукоприкладство и издевательство"- грустную точку ставит знаменитый норвежский "Барневерн", служба защиты детей. Передовик "ювенального террора"- пишет Астахов.

Но вытащить ребенка не получается — нет законадательных оснований. Норвегия – страна с населением в 4 с половиной миллиона человек, ежегодно забирает из родных семей и передает в приемные 2 тысячи детей. Это официальная статистика. 19 из них — россияне. В рапорте по делу Оскара чиновники указали, что родители — цитата — "выбили мальчику зуб".

Даже консул не имеет возможности увидеть мальчика — гражданина РФ. Ему не дают переводчика, для того, чтобы он пользовался родным русским языком. На встречах с мамой запрещают пользоваться русским языком. Мама не видит 33 дня своего ребенка. Это мама, которая не лишена родительских прав, судебного решения никакого нет, обвинение не выдвинуто.

"Барневерн", который забирает ребенка, ни с кем свои действия не обсуждает. Самая закрытая норвежская структура. Митинг в Тронхейме как раз против Барневерна. Это политика службы — не сообщать, где дети, с кем они и в каком состоянии, чтобы не навредить. В случае с русским мальчиком Оскаром — просто не берут телефонную трубку, жаловаться решительно некуда. Закон на стороне службы. Инга Эйкевог от своего норвежского мужа сбежала, когда претензии появились и к ней.

"У нашего ребенка резались зубы, он часто капризничал, плакал. Соседи тут же пожаловались в "Барневерн" — меня обвинили в том, что я плохо с ним обращаюсь. Поводом забрать ребенка из семьи может стать анонимный звонок, письмо, анонимное обращения в "Барневерн" любого прохожего. Первое, что делает "Барневерн", отбирает ребенка, и только потом начинает выяснять обстоятельства", говорит мама Оскара.

По словам Кучерены, всем абсолютно наплевать, что есть мать, что есть отец, что есть быт, что есть, в конце концов семья. И если в семье что-то происходит, если семья проживает за границей, и это русские люди, то соответственно вот этот фон — русские люди, почему-то действует на тех или иных чиновников в иностранных государствах, как красная тряпка на быка. И вот это прослеживается по всем делам.

Романа и его младшую сестру Эрику родителям все-таки возвращают. В приюте двухлетняя девочка заболела — температура под 40. Родители обратились в адвокатскую службу. И выиграли дело заочно. Финские социальные службы, когда стало понятно, что ребенка они чуть не убили — дело из суда забирают. Перед россиянами никто даже не извинился.