Новый скандал с ЦРУ: спецслужбы зря пытали заключенных

Конгресс США попросит Барака Обаму снять гриф секретности с некоторых архивов ЦРУ. На такой шаг хотят пойти из-за нового скандала, связанного с деятельностью спецслужб. Комитет Сената по разведке выяснил, что агенты ЦРУ регулярно пытали заключенных. Это якобы помогало выявить намерения террористов.

Гриф секретно не снят пока ни с одной из 6300 страниц доклада сенатского комитета по разведке. Но то, что известно журналистам от тех, кто уже держал в руках скандальный документ, сомнений не оставляет. В ЦРУ заигрались в теорию террористических заговоров, перехитрив самих себя.

ЦРУ неоднократно описывало свою программу департаменту юстиции и Конгрессу не иначе, как уникальное средство разведки, которое помогало срывать замыслы террористов и спасло тысячи жизней. Было ли на самом деле так? Конечно, нет.

Ключом программы была так называемая расширенная техника допросов. По сути — пытки. Активным их сторонником в отношении подозреваемых в связях с "Аль-Каидой", которые после наводнили "Абу-Грейб", "Гуантанамо" и другие лагеря, разбросанные по всему миру, выступал вице-президент Дик Чейни. Джордж Буш даже сравнивал его с полезным для дела злым следователем. На свою беду, буквально за несколько дней до появления информации о докладе злой следователь попал на допрос к журналистке с университетского телеканала. Стоило ли пытать, вновь спросили его.

"Я бы не назвал это пытками, скорее, это просто меры, которые многим не нравились. Но факт в том, что они, как ничто другое, помогали нам в течение семи с половиной лет раскрывать и предотвращать все попытки террористических атак на Соединенные Штаты, и это доказывает их эффективность и значимость", — заявил Дик Чейни, республиканец, в 2001-2009 годах вице-президент США.

Вся уверенность Чейни разбивается о факты. Чего теперь стоит стройная версия того, как выходили на Бен Ладена через его связного Аль-Кувейти и людей того знавших. Все самое важное проходивший по делу заключенный Хасан Гул, оказывается, рассказал еще на севере Ирака поймавшим его курдам, а не американцам в застенках на территории Румынии.

Не было большого толка и от пыток, которым подвергали Халида Шейха Мухаммеда. Все, чем располагал, а располагал он немногим, Мухаммед выдал еще до того, как его 183 раза пытали водой, имитируя утопление.

Как выясняется теперь, проигрывало разведуправление и своим извечным конкурентам из ФБР. К примеру, агента "Аль-Каиды" Абу Зубайду разговорили не сотрудники ЦРУ, также окунавшие его головой в воду 83 раза, а федеральный агент Али Суфан, когда Зубайда еще был на больничной койке. Но информацию, полученную от Зубайды, ЦРУ позднее выдало за собственный успех, а самого Зубайду — за высокопоставленного члена "Аль-Каиды", хотя на самом деле тот был всего лишь проводником, сопровождавшим завербованных в учебные лагеря террористов. Ловкие компиляторы из ЦРУ просто изображали бурную разведывательную деятельность.

Ряд самых тревожных глав доклада касается не издевательств над арестованными, а нестыковок между заявлениями высокопоставленных сотрудников ЦРУ в Вашингтоне и деталями, которые всплывали в переписке сотрудников низкого ранга, непосредственно участвовавших в работе. Судя по документам, способность ЦРУ добывать самые ценные данные об "Аль-Каиде" имела мало общего с "усиленными техниками допросов". Значение тех показаний, которые давали заключенные, также были преувеличены.

Официально о том, что в секретных тюрьмах США пытают подозреваемых, стало известно еще в 2009 году. Тогда был опубликован первый доклад о пытках, пять лет до этого пролежавший под сукном главного инспектора ЦРУ. Теперь его дополняют свидетельства о том, что c жестокостью мириться не могли даже те, кто обязан был к ней прибегать. Так, без персонала на какое-то время осталась секретная тюрьма в Таиланде. Было от чего прийти в ужас. Вот что испытал на себе, к примеру, Амар Аль-Балуджи в секретной тюрьме под Кабулом: его опускали в ванну, наполненную холодной водой, топили и неоднократно избивали дубинками, а также просто швыряли головой о стены.

Кто за все это ответит и ответит ли вообще — вопрос, который еще до публикации доклада повис в воздухе. Не зря ведь в тексте документа бывшие сотрудники специальных служб, которых среди членов комитета Сената по разведке немало, сделали ремарку. В административном или уголовном преследовании провинившихся смысла они не видят.