Реклама ИГИЛ: приемы из "Матрицы" в голливудских роликах

Новое явление в мировом искусстве уже нельзя не замечать. На этой неделе американцы и европейцы настраивали свои гаджеты в Интернете на поиск новых мини-фильмов постановщиков рекламных роликов от исламского халифата. Целевая группа в аудитории – из двух частей: обыватели, которых нужно запугать, и живущие на Западе мусульмане, которых нужно завербовать. Это маленькие постановочные кинокартины, в которых реальные убийства с отрезанием голов, но эстетика действа столь продумана и столь безукоризненно исполнена, что дьявольским образом кинопродукт работает.

Четко выставленный свет, цветокоррекция, запись с нескольких камер, замедленная съемка, грамотно расставлены акценты. У всех палачей одинаковая военная форма, на каждого — свой армейский нож. 15 минут профессионального кино с леденящим сюжетом. Только актеры, мучения и страдания, похоже, настоящие. Те, кто смог посмотреть это видео до конца, еще долго не забудут страшные хрипы умирающих жертв.

Но на то и расчет. Западного зрителя, который привык видеть в кино сцены убийств, обычным пещерным роликом от Усамы бен-Ладена уже не удивишь. Приелось. Пиар-службе Исламского государства приходится изощряться.

"Ролики "Аль-Каиды" по сравнению с этим — каменный век: длинные речи, статическая картинка. Здесь написан сценарий, есть история, снято с разных камер, сцены в рапиде, звуковые эффекты, монтаж. Это снимали европейцы или американцы специально под западного зрителя. Основатели пресс-службы Исламского государства — выходцы из Германии, которые переводят все обращения на европейские языки, включая русский. Их цель — привлечь новых кандидатов в свои ряды и подтолкнуть их устраивать теракты в Европе, к примеру, во Франции", — рассказывает Дэвид Томпсон, журналист телеканал France 24.

16 палачей, большинство – иностранцы. Многие даже не скрывают лиц. Европейцы начинают узнавать своих. 20-летнего британца Насера Мутанта, бывшего студента медицинского университета, разглядел отец. Еще один британец, главный палач Джон, по-прежнему в маске. Французские спецслужбы опознали двоих граждан — это 22-летний Максим Ошар из Нормандии и его ровесник Микаэль до Сантос из пригорода Парижа. Эту информацию подтверждает министр внутренних дел, а позже и президент пятой республики.

Но мать Микаэля отказывается признавать очевидное: "Борода не его, у него она чуть длиннее, здесь у него глаза темные, а на самом деле они карие. Это фото он сам мне прислал, а на видео нет, не мой сын. Меня допрашивали, я в какой-то момент уже начала сомневаться, совсем запуталась, но все же нет, наверное, не он".

Следом появилось второе видео — французы демонстративно сжигают европейские паспорта, после чего призывают всех последовать их примеру и примкнуть к Исламскому государству.

По официальным данным министерства внутренних дел Франции, в стране больше тысячи радикальных исламистов, сотни уже уехали на джихад в Сирию. Неофициальные цифры гораздо выше. И, что главное, в рядах исламского государства все больше коренных французов, которые, набрав опыт ведения боевых действий, возвращаются обратно во Францию.

В мае этого года Мехди Неммуш расстрелял четверых человек у входа в Еврейский музей в Брюсселе. Его поймали только в Марселе, и то случайно: таможенники нашли в его сумке автомат Калашникова, револьвер c патронами и видео атаки на музей. Обращаться с оружием и как вести себя с заключенными он научился в Сирии. Его узнал освобожденный из плена французский журналист.

"Нас держали в здании бывшей больнице в Алеппо, в этой тюрьме боевиков Исламского государства было около полусотни пленных сирийцев. Неммуш был членом небольшой группы французов, которые терроризировали нас, избивали. Пытка длилась всю ночь вплоть до утренней молитвы", — рассказал Николя Энин, журналист газеты Le Point.

Доказать вину таких туристов-джихадистов в суде, по словам адвоката, очень сложно: поездка за границу, как и фотографии с оружием в руках во Франции преступлением не считаются. "Почему именно Сирия? Дело в том, что французские власти открыто призывали поддержать бунт против режима Башара Асада, чего они никогда не делали в случае Афганистана или Ирака. Поэтому многие молодые французы считают, что имеют право поехать в Сирию и воевать. Их по сути пригласил туда президент Франсуа Олланд и министр иностранных дел Фабиус, предложив вооружать оппозицию. А теперь власти стали боятся их возвращения, и риторика резко изменилась", — говорит адвокат Ясин Бурзу.

Меняются спешно законы. Теперь у потенциальных джихадистов во Франции до отъезда могут отобрать паспорта и удостоверения личности на срок от 6 месяцев до 2 лет. Кроме того, любого, кто отправится в страну, где идут боевые действия, по возвращении будут отдавать под суд. Несовершеннолетним отныне не разрешено выезжать за пределы ЕС без бумаги о согласии родителей. Все, что нужно было раньше, — билет на самолет до Турции. Ни визу, ни даже паспорта на границе никто не требовал. В итоге тысячи европейцев, оставив скучную жизнь в Европе, уехали за сомнительной романтикой войны. Большинство, по данным ООН, из Франции, Великобритании и Бельгии.

"Мой сын Сабри постоянно сидел в "Фейсбуке" и ходил в мечеть. Ему написали: "Момент настал, пришел тот час, когда ты должен отправиться на джихад, никто не должен встать у тебя на пути". Я еще тогда задалась вопросом, почему он так радовался, говорил, что сразу окажется в раю, что ему открыта дорога к Богу. При этом уверял, что ни в какую Сирию он не поедет", — вспоминает Салиха бен Али.

Приемы из фильма "Матрица", голливудские ролики на понятном для европейской молодежи языке, музыка и песни, создающие гипнотический эффект.

Потерянных и разочарованных подростков вырывают из привычного окружения, изолируют и дают им новый смысл жить. Плененные идеей своей избранности, они уезжают поиграть в войну. Общины радикальных исламистов в Европе быстро растут, завлекая все больше молодежи, готовой строить на месте Старого света свой — новый, в котором все будут обязаны жить по законам шариата.