Тема:

Травматическое оружие 1 месяц назад

Предел самообороны: депутаты хотят скорректировать Уголовный кодекс

Московская студентка Александра Лоткова, осужденная за превышение самообороны, выйдет на свободу условно-досрочно. Такое решение принял Калужский суд. Девушка получила три года за то, что ранила из травматического пистолета двоих нетрезвых, которые с ножом напали на ее друзей. И вот сейчас депутаты решили внести в закон поправки, согласно которым из Уголовного кодекса исчезнет само понятие предела самообороны.

Александра Лоткова выходит на свободу. Девушке, которая известна тем, что стреляла из травматического пистолета в столичном метро, суд удовлетворил прошение о досрочном освобождении. Конфликт двух компаний на платформе станции "Цветной Бульвар" можно назвать исчерпанным. Александра намерена продолжить прерванное обучение. Хочет стать адвокатом.

Между тем, споры, правильно ли поступила девушка, продолжаются до сих пор. Как бы развернулись события, если бы она не стреляла? В ход пошли ножи? Неизвестно. Но именно после этого конфликта в Госдуме стали готовить поправки в законодательстве по самообороне. Тот, на кого нападают, сомневаться не должен: обороняться любыми средствами, а о последствиях пусть думает нападающий, считают депутаты.

"Люди, действительно защищая себя от нападения преступников, зачастую получают сроки наказания больше, чем получили бы преступники в случае, если бы была доказана их вина, — отмечает заместитель председателя Госдумы РФ, фракция ЛДПР Игорь Лебедев. — На наш взгляд, это абсолютно нелогично, и вообще никак не укладывается в рамки разума".

Сколько раз было, что обороняясь, человек убивал нападавшего — грабителя, насильника или потенциального убийцу. И тогда приходит уже другой страх — посадят или оправдают? Андрей из Архангельска, работающий охранником дома отдыха, изрезал ножом трех хулиганов, один из которых умер от ран. Но охранника не посадили. Пьяная компания ночью пришла на базу отдыха. Охранник вышел им навстречу. В итоге его долго били, пытались задушить. Избитый закрылся в сторожке — ее взломали. Зажатый в углу, он хватал все, что попадалось под руку, — стул, куртку, столовый нож.

Депутаты хотят ввести доктрину "мой дом — моя крепость". Влез в чужой дом — рискуешь быть убитым. И чтобы понятие "дом" распространялось и на личный автомобиль, и на рабочее место. Инициатива, по сути, упраздняет 37-ю статью Уголовного кодекса, где говорится о соразмерности, которую должен соблюдать человек, загнанный в угол преступником. А может ли испуганная жертва трезво соизмерять? Как правило, нет. Но это очень тонкая грань, считают юристы.

Если закон разрешит убивать в своем доме, в одном случае он поможет избежать тюрьмы тому, кто действительно защищался, но в другом — этим законом может воспользоваться и злоумышленник. "Нам надо избежать, во что бы то ни стало самоуправства, — подчеркивает член совета по развитию гражданского общества по правам человека при президенте РФ, адвокат Анатолий Кучерена. — Потому что не исключены случаи, когда кто-то с кем-то захочет расправиться, пригласив домой, поставив бутылку водки на стол, а потом взяв нож или пистолет. А потом сказать, что он действовал в рамках необходимой самообороны".

Первое, что испытываешь, когда на тебя нападают, — неуправляемый страх. Тренинг в клубе самообороны: здесь сначала учат управлять своими страхами, затем — избегать конфликтов. Но если невозможно уйти, учат нейтрализовывать агрессора. Для этого нужны боевые навыки.

"Дозировать и рассчитывать дозировку приемов очень сложно", — отмечает руководитель клуба самообороны Максим Степанов. Именно эту дозировку приемов невозможно измерить, определить норму, силу, предел, в обычной драке. Но сегодня все чаще в бытовых конфликтах фигурирует оружие, которое владелец покупал для самообороны. Но еще непонятно, в целях ли безопасности он его применил.

Свежий случай. Екатеринбург. Мужчина ставит свой внедорожник на автобусной остановке. Пешеходы делают ему замечание. И вот в руках автовладельца пистолет. Выстрелы. Тяжело ранен 56-летний инженер Института химии твердого тела. Через 10 дней он умирает в больнице. Стрелявший заявляет: была реальная угроза жизни и он оборонялся. Но вот опять вопрос: насколько допустима была эта самооборона? Особенно, когда в руках травматика. Ведь с точки зрения того, кто ее применяет, она должна только травмировать. Но и в Екатеринбурге, и в московском метро владельцы оружия стреляли практически в упор. Зная, что с такого расстояния оно, скорее всего, убьет. Владельцы обязаны об этом знать. А, значит, всегда остается вероятность того, что действовали они осознанно.