Журналисты рассказали правду о гибели 27 детей-инвалидов в интернате

Летом 2011 года в поле зрения правоохранительных органов попал Мысковский интернат для умственно-отсталых детей в Кемеровской области. Сообщалось, что от истощения и ненадлежащего ухода там погибли 27 детей. Кроме того, сообщалось о хищении средств со счетов воспитанников.

По сообщениям местных СМИ, только за год со счетов 26 воспитанников было снято 870 тысяч рублей. Эти деньги тратились на нужды интерната. Впрочем, в прокуратуре тогда отметили, что только дальнейшие проверки и экспертизы установят, взаимосвязаны ли между собой финансовые нарушения социальных работников и смерти воспитанников.

В сентябре текущего года суд признал бывшего директора этого интерната Игоря Скуратова виновным в превышении должностных полномочий. В областном управлении Следственного комитета подтвердили: по указанию директора на деньги воспитанников приобреталось имущество для интерната. Официально заявлялось, что эти деньги – добровольные пожертвования детей (правда, речь уже шла о сумме 135 тысяч рублей). Суд приговорил Скуратова к 2,5 годам лишения свободы условно.

Эта история вызвала широкий общественный резонанс. Во многих СМИ она освещалась с той точки зрения, что виновный в гибели детей социальный работник отделался условным сроком. Но накануне появились подробности об этом деле. О них на своей странице в соцсети написал корреспондент телеканала РЕН ТВ Валентин Трушин.

"Сейчас по "Фейсбуку" гуляет статья о том, что в Кемерово 27 детдомовцев умерли от голода. Все делятся ссылкой, и никому в голову не приходит хоть как-нибудь проверить достоверность информации. Никто не задается вопросом, почему директора, заморившего голодом 27 детей, как следует из заголовка, судят не за массовое убийство, а за превышение должностных полномочий", – пишет он.

По словам Трушина, он работал над сюжетом про этот детский дом. Его сняли местные журналисты и прислали в Москву. "Я пришел на дежурство, и мне говорят – там сюжет из Кемерово, жесть, про директора, который детей голодом заморил, – вспоминает он. – Я стал отсматривать исходники из суда, и меня сразу насторожило, что в суде вообще не говорят про замученных голодом детей".

По словам корреспондента, речь там шла о том, что директор купил на деньги воспитанников диван, утюги, игрушки и что-то еще для интерната. "Страшный коррупционер, в общем. Тут надо заметить, что дети с поражением мозга не могут ни говорить, ни ходить. Наверное, судья хотел, чтобы директор деньги им в кроватку клал", – продолжает Трушин. Однако из сообщений некоторых СМИ следовало, что директора судят за то, что он заморил детей голодом.

"Я созвонился с кемеровским журналистом, который снимал для нас всю эту историю. Он был в шоке, узнав, что мы собираемся делать сюжет про людоеда-директора. Он-то думал, что мы делаем сюжет про прокуратуру, решившую заработать "галочку", – отмечает журналист.

Он объяснил и тот факт, что в интернате заметно возросла смертность: "Тот детский дом для детей с генетическим поражением мозга – это, по сути, хоспис. И директора хосписа решили привлечь за высокую смертность. Она всегда была высокой, но три года назад несколько таких заведений объединили в одно, и статистика показала скачок. Было, к примеру, три учреждения, и в каждом умирали по 10 человек в год. Их объединили, и получилось, что в одном учреждении за такой же период умерли уже 30 человек".

По словам Трушина, проверки, проведенные органами здравоохранения, прокуратурой и представителями уполномоченного по правам ребенка, не выявили никаких нарушений. "Но директор за это время успел надерзить прокурорам и те уже не могли просто так его отпустить. Стали копать в финансах. Нашли коррупцию про диван и зубные щетки. За это его и судили", – считает он.

Корреспондент добавил, что снимать сюжет в этом интернате журналистам никто не мешал: сотрудники не скрывались, все объяснили, показывали, как они работают с детьми. "Это адский труд. Этим женщинам памятник надо ставить, что они занимаются таким делом за копейки. А их на допросы таскают. Заставляют доносы на директора писать. Представляете их чувства, когда они читают статьи о себе? О том, что они заморили голодом 27 больных детей?" – пишет Трушин.

Между тем, Мысковский интернат продолжает привлекать внимание правоохранителей. В октябре этого года умственно-отсталый выпускник этого учреждения стал жертвой мошенницы. Как выяснила прокуратура, в ноябре 2011 года 18-летний молодой человек переехал из интерната к жительнице города Мыски, которая пообещала найти ему жилье. Женщина сказала инвалиду детства, что на его пенсионные накопления (более 400 тысяч рублей) купит ему комнату в общежитии. Но в итоге доверчивый молодой человек остался на улице без денег. Прокурор города Мыски направил в суд иск о предоставлении инвалиду жилья, сообщают в прокуратуре Кемеровской области.