Распродажи: тайны зимнего шопинга


фото EPA

"Позавтракать на Монмартре, пообедать на Елисейских полях…" По одному началу этой фразы, по взгляду и набору неких неуловимых для чужака жестов и символов было понятно — свой человек. И никаких специальных разъяснительных бесед о ближайшем будущем с ней проводить не надо, она готова к зимней распродаже в Париже.

Понятно, что официально январские распродажи обозначены во всех странах. Но в некоторых они распродажнее, чем в остальных. Где-то и цены изначально пониже (что уж говорить о скидочных), и риск нарваться на фейки куда меньше, да и выбор побогаче. Вот и получается, что в январе тысячи мужчин и женщин, которым нравится красиво одеваться и кому важен их внешний вид, не скрывающих, что они не хотят переплачивать втридорога, разъезжаются по заветным городам.

Берлин, Вена, Милан и, конечно, Париж – у большинства годами наработанные приоритеты. Порой они даже задумываются, не изменить ли излюбленному маршруту. Но когда подходит время, оказывается, что билет на самолет автоматически приобретен в правильную точку. Туда, где все мило и дорого (не с точки зрения цены).

С отелями тоже выбор невелик: можно, конечно, попробовать новый, но слишком большой риск получить за те же деньги куда худший номер. Где будет холодно (душно), где слышимость будет такая, будто соседи ложатся спать в одну с вами кровать, где – несмотря на пять звезд – хозяева вполне могут затеять ремонт одного из флигелей.

Конечно, сам по себе отель – мелочь, но очень существенная, поскольку отдыхать с удобствами необходимо, когда ты целый день занят самым важным делом на свете – поиском нужных тебе вещей на распродаже. Слово "нужные" тут тоже не последнее: с трудом можно себе представить, что кто-то из приехавших на распродажу надел последние ботинки, джинсы, свитер, куртку. Этих вещей в гардеробе может быть несколько, но фразы: "Что-то давно не покупала новый шарфик и сумку" и "Нечего надеть и некуда складывать" произносятся с одинаковым выражением лица на всех языках и совершенно понятны в этом сообществе. А потому "нужной" может оказаться самая невообразимая вещь для непосвященных: например, кеды от Paul Smith – просто потому что от него и сиреневых еще не было, хотя остальных цветов и брендов кеды уже некуда ставить. Или шарфик от Kenzo, который может пригодиться к новому (еще не приобретенному) пальто бирюзового цвета…

И, коли уж зашла речь, надо отдельно объяснить, кто эти люди, оказавшиеся в сообществе. Уж, конечно, не те японцы, которых подвозят автобусами к Lafayette. Судя по их поведению в магазине, в Париж их берут при единственном условии: хотя бы без одной брендовой вещи из каждого универмага не возвращаться. И они рады стараться. Настолько, что сегодня весь обслуживающий tax-free персонал cостоит только из японцев и китайцев, практически не говорящих на французском. Сюда не попадают и российские шопинг-дамы, которым гид, как и 15 лет назад, объясняет, что в "обзорной экскурсии два часа свободного времени на магазины" — поэтому брать надо все и сразу. Тем более, что в последние годы каждый бутик нанимает русскоговорящую продавщицу, которая с радостью продаст "своим" паленый товар или выдаст коллекцию трехлетней давности за "почти последнюю". Их никогда не увидишь стоящими в очереди за синтетической сумкой от Longchamp, рассматривающих туфли со стразами от Jimmy Choo, вырывающими платье из рук соперницы.

Сообществу не надо подсказывать адреса нужных магазинов, они давно известны. Да и мало кто "сдаст" свои любимые точки. Напроситься провести с ними день практически неприлично — у каждого свои интересы, свой ритм покупок. Больше того, это личное время и пространство, в которые вторгаться запрещено. Встречаться позволено лишь вечером — в кафе, ресторанах. Но и здесь следует соблюдать ряд правил приличия. Во-первых, никто никогда не спросит, на тебе куртка Chanel или Valentino, это должно быть очевидно по крою плеча, по дизайну. За ужином деловые разговоры не ведутся: никто не обсуждает покупки, не приносит на встречу с друзьями обновки, не меряет здесь же в туалете "миленький свитерок", чтобы выяснить, что он мал на пару размеров. Но все с удовольствием расскажут о выставках, которые все успели посетить, о любимых музеях, новой постановке в Опере, предстоящем бале в Вене — они успевают все.

Ну вот, кажется и близок конец – еще пара самых важных дней, и можно собирать вещи перед возвращением домой. Поздний вечер, ноги гудят так, страшно даже думать о завтрашнем походе, но… "Завтра встречаться не будем – магазины до девяти, в ресторан уже не пойдем". Никто не спорит – встретиться можно в Москве.