Как иеромонах Каллистрат начал ходить в дозор. Репортаж спецкорра "Вестей"

В России — 60 тысяч километров границы, и охраняют их самые разные люди, в том числе те, для которых понятие пограничник — это не только служба, но и состояние души. Именно о таком человеке — репортаж специального корреспондента "Вестей".

На вопрос — когда же тут все будет готово — настоятель скита Троице-Сергиевой лавры ответить затрудняется. Скит — как известно, это место, где монахи уединяются для молитвы и труда, как правило удаленный от основного монастыря. Заброшенный велением монастырского начальства в алтайские горы, его настоятель постигает азы пасечного дела.

"Они почему-то думают, что мед — это все их, — говорит настоятель Сергиевского скита Свято-Троицкой Сергиевой лавры в Республике Алтай, иеромонах Каллистрат, — поэтому когда я прихожу мед забирать, они это воспринимают, как будто я у них что-то забираю. А налоги, а арендная плата?"

Задача была поставлена: обеспечить всю многочисленную лаврскую братию медом собственного производства, а мед — известное дело, лучший на Алтае, и причем именно в приграничных районах. Но здесь — особая режимная зона, просто так находиться нельзя. Выход нашли неожиданный: пограничники вручили отцу Каллистрату удостоверение дружинника.

"Если я увидел что-то подозрительное, я достаю удостоверение и говорю: "Ребят, одну минутку, я не просто вас праздно спрашиваю — извольте ответить", — рассказывает иеромонах Каллистрат.

Как построено взаимодействие церкви и государства в лице погранслужбы, с готовностью демонстрируют и те, и другие. Находящиеся в горах наряды получают ориентировку церковного происхождения. Что на уме у троих неизвестных — никто не знает. Бывает, что нарушитель — просто заблудившийся турист, а бывает, что матерый уголовник, стремящийся раствориться в соседнем государстве.

"Когда перед вами ножом энергично машут и выпады в вашу сторону, уже по-другому мыслишь", — отмечает старший группы погранотряда Алексей Нартов.

На дорогах выставляются усиленные посты — интересуются личностью не только водителя, но и пассажиров. Граница с Казахстаном самая протяженная и пока полностью не демаркированная. Это произойдет, когда оба государства вкопают на этом участке свои пограничные столбы. Процесс этот идет с запада, но сюда пока не дошел и, несмотря на всю конкретность понятия "государственная граница", пока это как раз то, что называется словами "плюс минус километр".

Ориентировки от отца Каллистрата поступают даже на самые дальние заставы, расположенные в голой степи, где вокруг вообще ничего нет. Тут нет даже снега — его просто сдувает ветром. Почти в начале июня даже неодушевленные сотрудники утеплены. Здесь что называется по полной программе. В горах же снег выпадает даже летом.

Ниже по склонам, все сужая квадрат поисков, одна из групп в конце концов обнаруживают непонятного человека в непонятной одежде, явно стремящегося остаться незамеченным. Несколько секунд — и у нарушителя уже спрашивают, какого он рода племени, причем по-казахски.

В итоге и условный задержанный в рамках учений и задержавшая его группа устраивают совместный привал, в ходе которого даже овчарке полагается собственная горячая пища. В горах эта группа проведет, как минимум, еще несколько суток.