Николай Цискаридзе: у меня теперь столько забот, что не до хореографии

Николай Цискаридзе не собирается оставлять карьеру танцовщика. Об этом, а также об ожиданиях от своего назначения на пост ректора Вагановской академии он рассказал в интервью телеканалу "Россия 24".

"Я здесь вырос. Для меня родные не только эти стены, но и люди, которые здесь работают", — говорит Николай Цискаридзе о Вагановской академии. Среди главных проблем, решением которых предстоит заняться на посту ректора своей альма-матер, Цискаридзе называет распределение выпускников. Нынешние конкурсы в театральных труппах, по его словам, являются фикцией, и все знают, кто именно в них победит, еще за несколько месяцев. "В мое время все было честнее, — вспоминает Николай Цискаридзе, — всех отсматривали на госэкзамене". Однако у той системы был и серьезный минус: лишь единицам из тех, кого не отобрали на выпускном экзамене, удавалось попасть в Большой театр позже. Новый ректор Вагановской академии уверен: выпускники, получившие образование за государственный счет, должны работать в России. Это его принципиальная позиция.

Николай Цискаридзе не намерен устраивать революцию в балетных традициях. "В нашей стране учат балету дольше, чем, например, США вообще существует как государство. Поэтому не надо ломать процесс обучения, надо просто его усовершенствовать", — поясняет он. Среди усовершенствований он, в частности, упоминает пересмотр учебных планов по общеобразовательным предметам: танцовщикам нужно больше специальных предметов (например, история балета) и меньше точных наук.

Многих поклонников Николая Цискаридзе волнует, не стало ли выступление на юбилее Вагановской академии последним в его карьере. "Нет. Я просто сказал, что не хочу больше танцевать большие классические роли. Танцевать, как Николай Цискаридзе, очень сложно, а как остальные я не сумею", — говорит он. Однако он не исключил, что будет выступать на больших гала-концертов. Что касается работ в качестве хореографа, то тут он говорит твердое "Нет". "У меня теперь столько забот, что мне не до хореографии", — поясняет Цискаридзе.