Московские Ромео и Джульетта прошли суды, славу и бедные будни

Валя и Хабиб 10 лет спустя: история их любви в свое время стала сенсацией — 10-летняя москвичка забеременела от гастарбайтера. В 2003-м в эти неземные чувства мало кто верил, суд приговорил таджикского Ромео к условному сроку в обмен на обещание жениться. Свадьба состоялась, но вряд ли их совместную жизнь можно назвать безоблачной. Что сейчас стоит на пути у любви, победившей российское уголовное право и многолетние пересуды?

Второклассница Амина обожает читать, аккуратно пишет в прописи и мечтает не о принце — о карьере педагога. Но мама все равно не отходит от Амины ни на не шаг: дочке — скоро 9. В их семье — это самый опасный возраст. В 9 Валя влюбилась в 16-летнего гостя из Таджикистана Хабиба, он пек лаваши в соседнем магазине. В 11 — попала на первые полосы газет как самая юная московская мама.

Гуляя с Аминой возле того самого магазина, Валя в очередной раз вспоминает, как ее детское сердце пронзила стрела Амура. "Он долгое время ходил за мной, — рассказывает она. – Говорил: "Пойдем, я тебе мороженное куплю". Всегда дарил коробки конфет, какие-то сердечки, мишки".

Валя убедила бабушку сдать Хабибу комнату в их квартире, и роман перестал быть платоническим. Тюремный срок за растление Хабиб всё же не получил: суд поверил — это любовь, и, кажется, не ошибся. Они поженились три года назад. Скромно, но со вкусом.

Журналисты, освещавшие скандал, скинулись на золотой лимузин. А в этом году у Хабиба и Вали родился второй ребенок — сынок Амир. Сенсацию произвел, правда, только в кругу семьи: мама — уже совершеннолетняя.

Амину воспитывала бабушка: Валя доучивалась в школе, потом — в колледже. Теперь самой приходится пеленать и укачивать. Но Хабиб уверен: Валя — лучшая мама. "Сейчас ему будет годика два-три, и мы еще одного ребеночка планируем", — рассуждает он.

Казалось бы, хэппи-энд. Но повесть о Ромео и Джульетте испортил квартирный вопрос: впятером ютятся на 42-х квадратных метрах: сушить одежду и купать малышей просто негде. Квартира в жутком состоянии. Из дыр под подоконниками дует ветер — затыкают ветошью. Штукатурка осыпается, клоками висят обои.

Денег на ремонт нет. В семье работает один Хабиб: на складе получает 30 тысяч. Помощи ждать не от кого: как только скандал стих, чиновники, депутаты и журналисты, принимавшие живое участие в их судьбе, о семье просто забыли. Но Хабиб и Валя не сдаются. Уложив детей, они вечерами садятся на кухне: вспоминают, как прошли суды и медные трубы. Глядя в семейный альбом, кажется, снова начинают верить: их любовь победит и бедность, ведь вся жизнь еще впереди.