Дар Петра Мамонова с годами не выдохся. Реплика Антона Долина

Сегодня исполняется 60 лет выдающемуся артисту, поэту и музыканту Петру Мамонову. Краткий экскурс в его насыщенную творческую биографию - в материале обозревателя радио "Вести ФМ" Антона Долина.

Долин: Он такой один - был, есть и останется. Это знали еще учителя в школе - точнее, в двух школах, из которых Петра Мамонова исключали: тогда казалось, что за хулиганство, которое учителя презрительно называли "цирк", а теперь-то уже ясно, что за перформансы и моноспектакли, из которых и состоит жизнь Петра Николаевича. Во всяком случае, публичная ее часть.

Поработав банщиком, грузчиком и лифтером, освоив английский и норвежский языки, он решил стать рокером в солидном, в общем-то, возрасте - тридцати лет от роду. Бездельник вышел на сцену и оказался недюжинной личностью. Продюсерские и музыкальные таланты Александра Липницкого сложились с поэтическим и артистическим даром Мамонова в 1980-м году, и родились "Звуки Му". Название группы - точнее не придумать: вместо сладостных звуков музыки - простое, как мычание, камлание и шаманство советских алкоголиков и чудаков. Главный альбом самой оригинальной рок-группы СССР назывался "Простые вещи": там было и про киоски "Союзпечати", и про главную музу - бутылку водки, были буги-вуги на досуге - и танцевавший лирический герой, отождествлявший себя отнюдь не с прекрасным лебедем, а с серым голубем. Ну, и лучшая подружка героя - реабилитированное насекомое.

Слышать "Звуки Му" - уже удовольствие, но видеть - настоящий эксперимент по расширению сознания: кривляющийся, корежащийся, нескладный, страшный и милый клоун Мамонов был зрелищем уникальным. Когда группа начала чудить со звуком и составом музыкантов, а Мамонов остался в одиночестве, сохранив за собой бренд "Звуков Му", выступать он продолжал - хоть музыкальная составляющая была сведена к минимуму, каждый его концерт продолжал вводить публику, даже несведущую, в неподдельный транс. Оценили этот факт и киношники. В чудные перестроечные годы Мамонова много снимали: с "Такси-блюзом" Павла Лунгина он ездил в Канны, в "Игле" играл с Виктором Цоем, поспособствовал запуску карьеры Сергея Сельянова в картине "Время печали еще не пришло" и Рустама Хамдамова в "Анне Карамазофф", а в более поздние годы сдружился с альтернативщиком Сергеем Лобаном, сыграв в безалаберном сайнс-фикшне "Пыль". Однако главным режиссером в судьбе Мамонова так и остался Лунгин - у него артист сыграл сначала святого грешника в "Острове", а потом - кающегося монстра, в картине "Царь".

Самое поразительное в Мамонове - то, что его неописуемый словами дар с годами не выдохся, не исчез после обращения в православие и расставания с алкоголем и наркотиками, не развеялся в дым после кончины СССР и русского рока. Мамонов - метеорит из неведомого, абсурдного космоса, который приземлился в районе Большого Каретного переулка ровно 60 лет назад, - и дымится до сих пор.