Холодная кибервойна: США, Китай, Россия

Лидер Китая Си Цзиньпин в первый раз прибыл в Вашингтон после своего назначения на пост председателя КНР, которое состоялось в марте этого года. Сообщается, что его встреча с президентом США пройдет в неформальной обстановке, которая должна способствовать нахождению взаимопонимания между лидерами двух крупнейших экономик мира. Очевидно, такой формат общения выбран еще и с расчетом на то, что Бараку Обаме удастся без обиняков поговорить с Си Цзиньпином об участившихся кибератаках с участием китайских хакеров.

Об атаках на свои сайты неоднократно заявляли крупнейшие американские компании – согласно докладу компании Mandiant, опубликованному в феврале, в Шанхае действует целое подразделение Народно-освободительной армии Китая (НОАК), занятое взломом сетей и организацией хакерских атак. По данным Mandiant, за шесть лет киберсолдатам НОАК удалось получить доступ к базам данных 141 компании, а ежегодный ущерб от промышленного шпионажа превысил 300 миллиардов долларов. Тогда китайские власти отвергли все обвинения в свой адрес, заявив, что в Китае хакерство является уголовным преступлением, в то время как китайские сайты регулярно становятся жертвами кибератак с территории США.

После публикации доклада многие эксперты поспешили заявить о вступлении США и Китая в эпоху "Холодной кибервойны", и, похоже, оказались правы. Так, новости, поступившие из Пентагона в конце мая, произвели эффект разорвавшейся бомбы. Благодаря взлому компьютерных систем военного ведомства, китайским хакерам удалось получить доступ к секретным разработкам новейшего оружия, в том числе, к чертежам зенитно-ракетного комплекса Patriot, новейшей версии многофункциональной системы ПРО Aegis, истребителя F-18, вертолета Black Hawk и штурмовика F-35. О размерах ущерба, который получила американская военная промышленность, пока не сообщается.

В американской администрации далеки от иллюзий, что проблему хакерских атак удастся решить одним махом, однако надеются, что неформальная встреча Обамы и Си Цзиньпина поможет "навести мосты", заставив Китай признать существование хакерской проблемы, на фоне которой успела поблекнуть и сирийская проблема, и даже вопрос о заниженном курсе юаня, традиционно являвшийся главным камнем преткновения в отношениях двух стран.

О необходимости создать боеспособное подразделение для эффективного ведения кибервойн думают и в России. Идею о создании собственного кибернетического командования в марте 2012 года впервые высказал вице-премьер по делам оборонной промышленности Дмитрий Рогозин. Почти год спустя министр обороны Сергей Шойгу решил вернуться к этой теме – согласно источникам в военном ведомстве, российское киберкомандование может быть создано уже до конца этого года. Впрочем, сам Дмитрий Рогозин предлагает смотреть на проблему кибервойн шире.

Выступая 7 мая в Доме правительства с лекцией в рамках проекта "Гражданский университет", Рогозин рассказал об опасностях, которые таят в себе социальные сети. По словам вице-премьера, "всякие "лайки" и другие кнопки, которые вы там нажимаете, моментально вводят вас в скрытые группы, которые потом анализируются, систематизируются". Рогозин заявил, что существование таких невидимых сегментов дает спецподразделениям других стран возможность манипулировать пользователями соцсетей: "Тем самым увеличивается количество людей, которые начинают получать специальную контентную информацию, подрывающую авторитет власти и ценности государства". Рогозин добавил, что ему известно об активном использовании такой тактики Государственным департаментом США, и что он встречался с начальником соответствующего подразделения.

В самих Соединенных Штатах полным ходом идет дискуссия вокруг системы PRISM, через которую ФБР и Агентство национальной безопасности (АНБ) получают прямой доступ к серверам таких популярных сервисов как Microsoft, Google, Skype, Facebook, Apple и YouTube – такие выводы можно сделать из презентации для аналитиков АНБ, попавшей в сеть. Согласно содержащимся в ней сведениям, PRISM позволяет осуществлять как общий мониторинг ресурсов, так и в короткое время получить доступ к электронной переписке любого пользователя, подозреваемого в незаконной деятельности. Официальные представители упомянутых компаний тут же поспешили откреститься от участия в проекте, заявив, что открывают доступ к личным данным исключительно по судебному ордеру. Впрочем, эти дежурные сведения едва ли успокоили миллионы взволнованных пользователей, многие из которых и так подозревают спецслужбы в постоянной слежке.

Согласно некоторым данным, российские спецслужбы также используют PRISM. Многие считают, что именно с возросшим интересом властей к социальным сетям связано многократное увеличение количества так называемых "троллей" – ангажированных комментаторов, целью которых является создание видимости поддержки или, наоборот, возмущения по поводу важного события или инициативы. Однако, влияя на статистику мониторинговых систем, тролли, как правило, неспособны серьезно повлиять на общественное мнение, так как их комментарии зачастую анонимны или сделаны с фальшивых страниц, что значительно снижает к ним доверие со стороны пользователей.