Ответственные за авиаколлапс прячутся за хитрыми схемами

Фактический коллапс московского авиаузла, который мы наблюдаем в последние дни, ставит вопрос - кто должен отвечать за весь этот хаос? Кто является реальным владельцем аэропортов Домодедово и Шереметьево, а так же "Аэрофлота" и "Трансаэро"? Ответы на эти вопросы искал корреспондент "Вести ФМ" Борис Бейлин.

Наиболее простая структура собственности - у аэропорта Шереметьево. Он на 100% принадлежит государству. Хотя в последние годы постоянно появляется информация о скорой приватизации этой компании. В прошлом году аэропорт заработал 935 миллионов рублей, то есть около 30 миллионов долларов. Из этих денег на развитие было направлено чуть более 700 миллионов. 234 миллиона рублей пошли на выплату дивидендов, то есть пополнили государственный бюджет. Кстати, возглавляет совет директоров Шереметьева министр транспорта Игорь Левитин.

Иная картина в Домодедово. Здесь все запутано. Аэропорт контролирует через некую кипрскую компанию - группа East Line. В свою очередь, East Line принадлежит фирме FML, которая зарегистрирована на британском острове Мэн. Примерно 64% ее акций находятся у некой Джейн Петерс, 36% - у Шона Кайрнса. Но, по данным СМИ, эти люди лишь номинальные держатели бумаг. Фактическими владельцами, по тем же данным СМИ, являются председатель совета директоров East Line Дмитрий Каменщик и глава наблюдательного совета аэропортового комплекса Валерий Коган. Такая схема является обычной в нынешней экономической ситуации, отмечает главный экономист управляющей компании "Финам менеджмент" Александр Осин. Юридически хозяин аэропорта - фирма FML с острова Мэн.

"Во всех документах, которые есть в СМИ, она фигурирует как 100-процентный владелец Домодедово. Другое дело, что FML принадлежит лицам, которые не имеют прямой связи с российскими участниками этой компании. Российские владельцы этой компании даже не входят в совет директоров FML. Я думаю, что такая схема распространена в наших отраслях, которые бурно развивались в последние годы, там, где вращаются большие деньги, где высоки риски, связанные с захватом собственности", - считает эксперт.

Подобная схема, по идее, призвана застраховать реальных владельцев Домодедова от неприятностей. Кроме того, говорит Александр Осин, остров Мэн - это офшор, то есть зона со льготным налоговым обложением.

"Там запутанная система собственности. Не понятно, что и кому принадлежит. Все это осложняет поиск человека, на которого нужно выйти, чтобы оказывать какое-то влияние на компанию. А Мэн - это все-таки офшорная структура", - отмечает Осин.

Точных данных о том, сколько зарабатывает Домодедово, нет. По оценкам экспертов, это самый богатый аэропорт в стране. Чистая прибыль может достигать 150 миллионов долларов в год. Дмитрий Каменщик ранее говорил, что акционеры группы East Line всю прибыль от аэропорта Домодедово направляют на развитие компании, отказываясь от дивидендов.

У авиакомпании "Аэрофлот" несколько владельцев. Самые крупные - это государство, ему принадлежит более половины акций, и Национальная резервная корпорация, крупнейшим акционером которой, в свою очередь, является Александр Лебедев. Впрочем, в последнее время он избавляется от бумаг авиакомпании, напоминает аналитик инвестиционно-финансовой компании "Метрополь" Андрей Рожков.

"На данный момент компанию "Аэрофлот" контролирует государство (более 51% акций) и Национальная резервная корпорация (порядка 15%). Национальную резервную корпорацию контролирует бизнесмен Александр Лебедев. В начале года Лебедев продал порядка 6% акций самому "Аэрофлоту", а в начале декабря на частном размещении были проданы порядка 5% акций. Таким образом, по нашим оценкам, сейчас Национальная резервная корпорация контролирует около 15% акций "Аэрофлота", - комментирует Рожков.

"Аэрофлот" неплохо зарабатывает. И не все эти деньги идут на развитие. Часть, по словам Андрея Рожкова, выплачивается владельцам компании. Львиную долю дивидендов получает основной акционер "Аэрофлота", то есть государство.

"Аэрофлот" - прибыльная компания. Прибыль по итогам текущего года может составить порядка 120 миллионов долларов. Что касается прибыли, то авиакомпания направляет ее с одной стороны на выплату дивидендов акционерам, с другой стороны компания тратит ее на приобретение новых самолетов. Могу предположить, что по итогам 2010 года компания может направить на выплату дивидендов порядка 20% чистой прибыли", - считает Рожков.

По итогам прошлого года на выплату дивидендов была потрачена четвертая часть чистой прибыли "Аэрофлота". Что касается "Трансаэро", то крупнейшими владельцами этой авиакомпании является менеджмент. 25% акций - у руководителя совета директоров Александра Плешакова, сына Татьяны Анодиной, председателя Межгосударственного авиационного комитета. Еще 8% - у жены Плешакова, генерального директора "Трансаэро" Ольги Плешаковой. В прошлом году чистая прибыль авиакомпании составила чуть менее 400 миллионов рублей или около 13 миллионов долларов. Причем на выплату дивидендов выделено только 30 миллионов рублей, то есть около 7% от чистой прибыли. Таким образом, если судить по открытым источникам, можно сделать вывод. Чем больше акций компании принадлежит государству, тем большим оказывается процент чистой прибыли, направляемый на дивиденды.

Читайте также по теме:

Авиакомпании ждет расплата за безразличие