Перенос "Охта-центра" стал главной победой питерских градозащитников

Весь 2010 год в Петербурге не утихали споры вокруг планов возведения на Охтинском мысу 400-метрового небоскреба. Одни считали, что новая доминанта испортит городскую панораму, другие утверждали, что "Охта-центр" станет новым символом Северной столицы, привлечет инвестиции и оживит депрессивный район правого берега Невы. В результате победили градозащитники, с которыми согласились городские власти. Небоскреб построят в другом месте, которое должно будет устроить всех . Итоги подводил петербургский корреспондент "Вестей ФМ" Олег Яхонтов.

Споры вокруг строительства небоскреба всего в 5 километрах от центра Петербурга достигли своей наивысшей точки после того, как городское правительство разрешило инвестору превысить высотный регламент в 10 раз – с 40 до 400 метров. И хотя местные законы запрещали любое высотное строительство в Петербурге, был разработан механизм, позволяющий делать исключения из правил, если строящийся объект имел большое значение для города. Противников строительства небоскреба, среди которых было немало деятелей культуры и политиков, не устраивало место расположения башни. По мнению историка и краеведа Льва Лурье, из-за огромных размеров и высоты небоскреб было бы видно отовсюду, а значит, и строить его надо было не на набережной Невы, напротив Смольного собора, а намного дальше.

"Оно действительно станет доминантой города. То есть полностью разрушит тот образ Петербурга, который дорог всему человечеству. Это здание совершенно из другой оперы. Это Дубай. Если мы хотим вместо Петербурга, который из себя представляет Северную Венецию, создать Северный Дубай, то мы можем это сделать, но нам нужно понимать, что тогда это просто будет другой город", - отметил Лурье.

Аргументы сторонников строительства "Охта-центра", среди которых было также немало уважаемых людей, состояли в том, что общественно-деловой комплекс оживит депрессивный район Охты, из центра не будет бросаться в глаза, привлечет инвестиции, а, по мнению кинорежиссера, народного артиста России Владимира Бортко, станет новым символом Петербурга. Только современным.

"Жить в 5-милионном мегаполисе, самом большом городе Балтийского моря, как в музее – так не получится! Такое "рококо" - мульки там, ангелочки. Ну, нет сейчас ангелочков! Надо делать что-то другое, современное для нашего города, поверьте мне!", - возмутился Бортко.

На стороне противников "Охта-центра" была позиция специалистов ЮНЕСКО, которые были озабочены возможным разрушением знаменитых петербургских панорам, охраняющихся этой организацией, а также чиновников Росохранкультуры, недовольных тем, что небоскреб должен быть возведен на вновь выявленном памятнике культурного наследия - шведской крепости Ниеншанц. К тому же, разрешая строить здания в 400 метров, с федеральными ведомствами никто не посоветовался.

Между тем, позицию сторонников строительство небоскреба поддерживали не только многие культурные и общественные деятели, но и суды, куда более активные градозащитники регулярно подавали иски. За это время было 5 судебных разбирательств, где оспаривалась и законность общественных слушаний, и 400-метровая высота башни, которые закончились поражением истцов. К этому времени строительство еще не началось, на его месте велись археологические раскопки, но в сам проект его инвестор – компания "Газпром" - уже вложил порядка 7 миллиардов рублей. К концу года дискуссия вышла на самый высокий уровень, и об "Охта-центре" высказался президент России Дмитрий Медведев, который, признавая право городских чиновников самостоятельно принимать решение о строительстве башни, указал, что для этого спорного проекта можно подыскать и альтернативные места. В результате накал дискуссии, напряженность в обществе, мнение федерального центра и бесконечные суды заставили изменить мнение и губернатора Петербурга Валентины Матвиенко, которая неожиданно заявила о возможном переносе "Охта-центра" в другое место.

"Мы провели переговоры с "Газпромом", приняли совместно окончательное решение о необходимости переноса этого проекта на другое место. И я благодарна компании "Газпром", которая с пониманием отнеслась к нашим аргументам и с уважением отнеслась к мнению горожан. Поэтому окончательное решение о переносе этого общественно-делового центра в другое место – принято", - заявила Матвиенко.

Таким образом правительство Петербурга отменила собственное решение по 10-кратному превышению высотного регламента для "Охта-центра", а следом Городской суд признал правоту в этом вопросе градозащитной общественности. По словам кинорежиссера Александра Сокурова, никто не против небоскреба как такового, но лучше его построить там, где он не будет вторгаться в городские панорамы.

"Должно быть достаточно пространства, чтобы вокруг этого сооружения мог формироваться, как мне кажется, новый город. Такие места есть, где имеются сотни гектаров для этого. Чтобы было достаточно площади и для парковок, и для развязок, и для подводки туда железнодорожной станции", - поясняет режиссёр.

Для "Охта-центра" стали подбирать новое место, но инвестор уже потерял к проекту интерес. Что делать с принадлежащим ему участком земли на Охтинском мысу, "Газпром" пока не решил, но, если общественно-деловой центр все же будет построен в другом месте, это будет уже совсем другой проект. Причем не факт, что он будет реализован в Петербурге. Сторонники "Охта-центра" расстроились, но, по словам актера Михаила Боярского, мнения своего не поменяли:

"Очень огорчен тем, что мы лишились вот такого оригинального здания и огромного количества денег, которые бы пришли в Петербург. То есть я остаюсь при своем мнении, вне зависимости от того, как решают власти, я считаю, что нужно было делать там. Я высказал свое мнение, оно не меняется, но я законопослушный человек и рад за тех, кто получил от этого удовольствие. Сейчас не до "Охта–центра", а до чемпионата мира по футболу и до Олимпиады, поэтому все средства пойдут на эти мероприятия, а про "Охта-центр" постепенно забудут", - заявил Боярский.

Все, что осталось к концу года от "Охта-центра" – это огромный котлован, где по прежнему работают археологи, и окружающий его забор с огромной надписью "Небывалое – бывает". Однако, как выяснилось, сбывается не всегда.