Тема:

Ближний Восток 7 месяцев назад

В Тартусе состоялась демонстрация в поддержку реформ Башара Асада

Число жертв столкновений в сирийском городе Латакия возросло до 34 человек. Таковы данные местных правозащитников. Они утверждают, что накануне правительственные войска с моря вели обстрел береговой линии, в том числе жилых кварталов и лагеря палестинских беженцев. В доказательство приводят кадры любительского видео, происхождение которого проверить невозможно. ООН выразила беспокойство в связи с событиями в Латакии и потребовала допустить на территорию лагеря сотрудников агентства по работе с беженцами, чтобы реально оценить обстановку. Между тем, официальное сирийское информагентство САНА со ссылкой на источник в командовании сообщило, что операция в Латакии ведется лишь на суше, бои вынужденные, с группами террористов.

И по сообщениям того же агентства САНА, в сирийском городе Тартус состоялась крупная демонстрация в поддержку реформ, проводимых правительством Башара Асада. В начале августа он подписал закон, установивший многопартийность и запретивший формирование движений на религиозной основе.

Не только Дамаск, но и вся Сирия – это одна большая конфессиональная и этническая мозаика. В христианских районах стоят минареты, в мусульманских – звонят колокола. Здесь же живут алавиты, друзы, исмаилиты. И никто не интересуется, во что верит его сосед.

"Вот я мусульманин, у меня много друзей христиан. Мы вместе ходим в кафе, вместе дружно живем на сирийской земле", – говорит Басиль Халифе, местный житель.

"Мы христианки и никогда у нас не было никаких проблем. Мы постоянно ходим в гости к нашим соседям, они мусульмане, живем как родные. Дай Бог, чтобы все так и осталось", – говорит Мария Салем, местный житель.

"Мне все равно, араб это или иностранец, суннит, алавит или христианин. Разницы никакой нет, те, кто пытаются посеять между нами рознь – не имеют никакого отношения к религии", – говорит Махмуд Аль-Масри, местный житель.

Под давлением Запада и внутренних сил властям приходится в ускоренном темпе принимать реформы. Они берут за образец европейскую модель и дорабатывают ее, пытаясь удержать хрупкий баланс в хитросплетении всех представленных в стране конфессий. Отсюда и запрет на организацию партий на религиозной, конфессиональной и региональной основе.

"Если брать за основу религиозные каноны, то не получится никакого диалога и сотрудничества. Каждый будет стоять на своем, это приведет к разделению, к развалу и бесконечным спорам. Мы хотим, чтобы и мусульмане, и христиане, и все остальные в Сирии жили в мире, как это было всегда", – говорит Лука Эль-Кухри, заместитель греческого православного патриархата Антиохии и всего Востока.

В противном случае, Сирия может развалиться на как минимум шесть частей. Пример, соседний Ирак. От перекраивания границ суннитов, шиитов и курдов удерживает только присутствие американской армии в стране. К слову, сирийские курды в большинстве своем поддерживают президента Башара Асада. Многие из них – беженцы из Турции и Ирака. Им есть с чем сравнивать. 120 тысячам человек предоставляют сирийское гражданство, курдский язык преподают в школах, на нем печатают газеты. Проблемы есть, есть и недовольные, но между республикой и суннитским эмиратом, сирийские курды выбирают первое.

Сирийцы уверяют, что боевики – это наемники, они хорошо вооружены, финансово обеспечены и подготовлены. Знают где, когда и как подорвать привычный для сирийцев уклад жизни. В каждой мечети подстрекатели работают по одной и той же схеме. После окончания молитвы, когда много людей сразу выходят на улицу, в толпе кто-то начинает кричать или хлопать, другими словами, он создает шум. Начинается всеобщее движение, кто-то пытается его успокоить, другие возмущенно переговариваются. Все это снимают на камеру мобильного телефона и выдают за антиправительственную демонстрацию.

"В Сирии оппозиция не может собрать массы. Поэтому она приходит туда, где собираются толпы людей. Она действует по указу из-за границы, ей управляют извне. Мы знаем, что некоторые имамы и муллы разделяют взгляды братьев мусульман. У этой оппозиции нет политических целей, их задача – посеять хаос и смуту", – говорит Ахмед Бадр эд-Дин Хассун, верховный муфтий Сирии.

Отцу президента Хафезу Асаду в начале 1980-х пришлось столкнуться с похожей ситуацией, экономические проблемы, недовольство суннитов, их около 70 процентов, правящей элитой – алавитами, которых чуть больше 10. В 1982 году радикальные исламисты устроили военный мятеж в Хамее. И на сегодняшний день движение братьев мусульман, опираясь на поддержку некоторых арабских и западных стран, отказывается от переговоров и бойкотирует встречи конструктивной оппозиции с властями.

"В Сирии не было активной политической деятельности, начиная с 1963 года. Над политиками стоят органы безопасности. У власти одна партия – баас, – открыто она не вмешивалась в религиозные вопросы, но в итоге ее политика привела к тому, что в обществе возникла сила, которую активно спонсирует запад и сторонники которой пытаются вернуть себе права, взяв в руки оружие. Конечно, такая оппозиция не объявит своих лидеров, потому что вряд ли найдется разумный человек, который пойдет за ними, учитывая всю их криминальную историю", – рассказывает Тони Дора, представитель маронитской католической церкви.

Если у власти окажутся радикальные исламисты, начнутся гонения на религиозной и этнической почве. В этом уверены армяне, черкессы, туркманы и другие представители национальных меньшинств, а это около 30 процентов сирийцев. А развал такого многоконфессионального государства как Сирия, посеет смуту не только внутри страны, но и во всем регионе в целом.