Настоящую документалистику по ТВ не показывают. Интервью с Виталием Манским

Настоящую документалистику по ТВ не показывают. Интервью с Виталием Манским

В Москве с 4 по 11 декабря в кинотеатре "Художественный" пройдет IV Открытый Российский фестиваль авторского документального кино "Артдокфест". Это крупнейший смотр документального кино, снятого в России или посвященного России. Открытие смотра стало поводом поговорить о непростой судьбе документального кино в нашей стране. Гостем студии "Вестей ФМ" стал директор фестиваля, режиссер и продюсер Виталий Манский. Беседу вел культурный обозреватель "Вестей ФМ" Антон Долин.

Долин: Здравствуйте. У микрофона Антон Долин. И тема сегодняшней нашей беседы – это "Артдокфест", один из самых крупных смотров документального кино, во всяком случае в Москве. И президент этого смотра – режиссер и продюсер Виталий Манский – сегодня гость нашей студии. Виталий, здравствуйте.

Манский: Добрый день.

Долин: Ну и давайте начнем с самого начала. Когда входишь на сайт вашего фестиваля, там такая очень опознаваемая иконка: перечеркнутый телевизор. Это вообще с чем связано? То, что то документальное кино, которое показывается на этом фестивале, вообще никакого отношения не имеет к чему? К заказу телевизионных студий, к телевизионному формату? О чем речь?

Манский: Я бы скорее сказал, что телевидение не имеет никакого отношения к документальному кино. И мы решили вынести этот весьма провокационный как бы логотип на наш, если хотите, баннер, сделали его символом, чтобы четко сориентировать аудиторию. Мы сейчас находимся в состоянии, когда аудитория, массовая аудитория и даже, казалось бы, продвинутая аудитория, не понимает, или точнее так: находится в состоянии неведения, что же такое на самом деле документальное кино.

Долин: Это точно.

Манский: Потому что телевидение, по сути дела, у нас, скажем так, украло, что ли, этот бренд, определение, термин, и под видом документального кино предлагает некий иной продукт. Ну, я не знаю как, условно говоря, представим себе ситуацию, что балет Аллы Духовой будет себя позиционировать как балет Большого театра. Вот разница балета и кардебалета, она сейчас такова, что нам приходится объяснять каждому входящему или желающему войти на площадку "Артдокфеста", что здесь (внимание!), здесь вы не увидите то кино, которое вы считали документальным. Вы увидите настоящее документальное кино, которое, прежде всего, сделано в совершенно иных эстетических пространствах. Оно глубинно погружается в предмет, который описует. Оно конфликтно, оно иногда провокационно, оно художественно, оно что угодно, только не телевизионное.

Долин: Но в этой виртуальной битве или в этом вполне не виртуальном противостоянии документального кино и того документального кино, которое предлагает наше телевидение, победа же заранее одержана телевидением. Просто потому, что у него есть площадка, и это самая доступная для населения площадка из всех, какие только можно себе представить.

Манский: Ну, вообще говоря, телевидение побеждает все битвы, и не только с документальным кино, но и все политические, социальные, экономические, эстетические, нравственные и так далее битвы побеждает телевидение. Собственно, об этом и фильм-открытие нашего фестиваля.

Долин: Да-да-да, это очень интересная картина. И я думаю, что хотя она снята за пределами Российской Федерации, многие узнают себя и нашу ситуацию в том, что там увидят. Там ведь речь идет о телевидении той Италии, которой управляет Берлускони, правильно?

Манский: Абсолютно.

Долин: "Видеократия" называется.

Манский: Жанр фильма для нас (вот они там позиционируют это как шоко-драма и так далее), а для нас это скорее басня. Это такой жанр басни, когда мы с легкостью узнаем за итальянским телевидением и за Берлускони некие наши российские реалии.

Долин: Так, может быть, это всемирное какое-то явление? Ведь про американское телевидение тоже немало всего известно. Посмотреть того же, вполне пропагандиста себе, Майкла Мура, который показывает, как работают проправительственные каналы в Штатах. И такое впечатление, что там тоже, во-первых, постоянная подмена понятий, во-вторых, не настоящая документалистика, в-третьих, не настоящие новости. Все не совсем настоящее, и вся идет игра в одни ворота.

Манский: Я думаю, что идеальной страны, идеального телевизионного пространства не существует априори. Но все, простите за банальность, все познается в сравнении. И, конечно, в сравнении, там скажем, американское телевидение в чем-то выигрывает перед итальянским, канадское – очевидно выигрывает перед американским. А там, условно говоря, шведское – перед итальянским, американским и канадским, вместе взятыми. Вообще если говорить о моих личных каких-то приоритетах, то я бы сказал, что мне более симпатично телевидение скандинавских стран, где в том числе есть традиция показа настоящего документального кино.

Беседу с Виталием Манским слушайте в аудиофайлах