Бородинское поле превращается в коттеджный поселок

Охранять культурное наследие теперь будет Минкульт. Как сообщила в среду пресс-служба Кремля, президент подписал указ о передаче функций Росохранкультуры профильному министерству. И прежде всего оно попытается спасти Бородинское поле от коттеджной застройки.

"Ещё месяц назад здесь было всего два дома. Сейчас, видите, целая улица", - показывает Александр Подмазо, эксперт Росохранкультуры. С осени прошлого года он приезжает на Бородинское поле едва ли не раз в неделю, и всегда – новые дома и коттеджи.

"Этот случай, к сожалению, не единичный. Уже минимум в четырех местах ведётся строительство. Здесь вот наиболее масштабное строительство. Мы как раз находимся на участке, где действовали кавалерия Уварова и казаки Платова", - рассказал Александр Подмазо.

Пока на поле метель, работы вроде бы остановлены. Но намерения застройщика очевидны: новая линия электропередачи протянута явно не на один десяток будущих домов. На площадке постоянно дежурит охрана.

- Приезжают люди смотреть?

- Приезжают, да.

- Покупают уже?

 - Не знаю.

Не знает сторож и о том, что совсем скоро юбилей крупнейшего сражения Отечественной войны 1812 года. Тогда на Бородинском поле "смешались в кучу люди, кони", в бою за Москву сошлись 280 тысяч солдат Кутузова и Наполеона, 75 тысяч погибли.

"На Бородинском поле почти 200 лет можно было только пасти скот и выращивать картошку или другие сельскохозяйственные культуры. Но с января 2010 года местные чиновники стали переводить исторически сложившиеся крестьянские земли под дачное строительство. В итоге рядом с памятниками героям 1812 года стали появляться новые коттеджные посёлки.

Места здесь хорошие. Не очень далеко от Москвы, сразу два шоссе – Минское и Можайское, не говоря уже о пейзажах с историей. На сайте одного клубного посёлка есть скромное упоминание о Бородинском заповеднике, его строят на правом фланге русских войск. А другой риэлтор, не стесняясь пишет о боях за Москву 1812-го и 1941-го как об отдельном критерии привлекательности.

Директор музея Михаил Черепашенец лишь разводит руками. Учёных о стройках при Бородино даже не спрашивают. Чиновники меняют разрешённое использование земли по заявлению собственника и результатам общественных слушаний.

"На слушания привозят 15 бабушек за полмешка сахара или дедушек за бутылку водки. Они говорят "мы за", общественные слушания проведены", - говорит директор Государственного Бородинского военно-исторического музея-заповедника Михаил Черепашенец.

Почти год назад, меняя разрешённое использование фермерских участков, глава Бородинской администрации Майя Склюева уверяла, что историческому полю ничего не угрожает.

"Категория такая и остаётся – сельхозназначения. Территория наша, я считаю, должна развиваться", - заявила Майя Склюева, глава администрации Бородинского сельского поселения.

"Вот это нас пугает, потому что мы можем вместо батареи Раевского получить дачный посёлок", - сетует Михаил Черепашенец.

Теперь, когда новые дома возводят сразу на нескольких участках, когда уничтожается культурный слой, о котором "недаром помнит вся Россия", узнать у госпожи Склюевой её планы развития Бородино не получается.

Правоохранительные органы в курсе происходящего. Правда, их внимание к Бородино привлекли не местные чиновники, а специалисты Росохранкультуры.

Начальник отдела организационного обеспечения Росохранкультуры Александр Подмазо: "Здесь есть нарушения, с которыми сейчас разбираются следственный комитет и прокуратура. В любом случае все незаконные постройки, возведённые на Бородинском поле, а именно на территории памятника федерального значения, будут снесены".

Проверка стартовала 17 декабря и продолжается до сих пор. Следователям нужно разобраться в тонкостях не одного десятка охранных документов. Прокуратура уже вынесла главе Бородинской администрации предостережение, а следственный комитет ищет в действиях чиновников и строителей признаки сразу двух преступлений: превышения служебных полномочий и уничтожения культурного наследия. До юбилея Бородинской битвы, который Россия и Франция собираются отмечать на самом высоком уровне, остаётся чуть более полутора лет.