Москва познакомилась с трудовыми буднями КНДР

В Россию впервые привезли работы современных художников Северной Кореи. Искусство КНДР, как и все остальные сферы жизни, строго регламентировано: оно должно быть национальным по форме и социалистическим по содержанию. Его герои - рабочие, военные, крестьяне, живущие трудными, но счастливыми буднями. Выставка "И подо льдом течет вода" открылась в Москве на "Винзаводе" и будет работать до конца января. Соцреализмом с корейским лицом уже успел проникнуться корреспондент "Вести ФМ" Павел Гайков.

В Корее по-прежнему всё "тоже хорошо", в чём с сегодняшнего дня может убедиться любой посетитель "Винзавода". Картины с названиями "В суровые дни", "Строители Тэгедоских солончаков", "Ночь, когда дорогой вождь нас посетил" рассказывают о мирных буднях и трудовых подвигах простых северокорейских рабочих и солдат. Пусть созданный в XXI веке и на основе тысячелетних традиций корейской живописи, но всё же такой знакомый соцреализм. Впрочем, куратор и художник Олег Кулик просит не спешить с выводами:

"Художники, работая с холстом кистью, краской, находятся в одинаковой ситуации в любой стране и в любом времени. Когда я жил в советской власти, я видел, что художники, написавшие соцреалистические картины, несчастны. Это было видно по картинам - тяжелым, грязным. Писали зэков, но радостных, рычащих от счастья. Мне это не нравилось никогда. А здесь я этого не вижу. Я допускаю, что у них другая ментальность, как у китайцев. И в этом смысле они более счастливы, чем мы".

В отличие от того же советского художника, корейский, по словам Олега Кулика, никогда не рисует с натуры. Художник в КНДР - как привилегированный рабочий: он также приходит к своему станку к 9 утра, также имеет право на обеденный перерыв и выходные. Рисуют по корейской традиции тушью. Делать это надо очень точно, с вниманием ко всем деталям, и много, чтобы масштабность полотна подчеркивала величие духа. Все самые лучшие художники страны объединены в одну творческую организацию "Мансудэ":

"Они в этом центре "Мансудэ" держатся за закрытой дверью, за охраной. Туда вообще никто не имеет права войти - никто! Только художник, он бог. И что он там делает, никто не знает. Уверен, настоящий андеграунд растет именно там, только в тех кабинетах, где рисуют личные портреты вождя".

"Мансудэ" - это настоящая фабрика. Здесь разрабатывают сценарии знаменитых художественно-гимнастических праздников, в которых потом участвуют тысячи людей. Женщины в отдельном цеху вышивают многометровые художественные полотна. Также вручную создаются многие транспаранты и плакаты с такими, например, лозунгами: "Всем массовым движением в кролиководство" или "Последовательно воплотим то, что наш вождь, наши идеи, наша армия, наш строй - самые лучшие". На "Винзаводе" также можно увидеть плакат с изображением Мавзолея Ленина и подписью: "Демонстрация благородного чувства нравственности и долга на высшей высоте". Впрочем, несмотря на всю экзотичность, северокорейское искусство пока не пользуется большой популярностью за рубежом, объясняет Олег Кулик:

"Время не пришло. Всегда готовится большая волна. Была недавно китайская волна, до неё - итальянская, русская. Скоро будет индийская, малазийская волна. А перед самым апокалипсисом возникнет северокорейская волна, которая всех накроет творческим вдохновением".

Как рассказывают организаторы, привезти северокорейские картины в Россию было совсем несложно, никаких особых условий КНДР не предъявляла. В Москву на открытие выставки даже приехали северокорейские художники, впрочем, ни с кем из журналистов они общаться не стали.