Анастасия Ермакова ищет и находит точку радости. "Книги" с Сергеем Шаргуновым

Анастасия Ермакова. Точка радости. "Молодая гвардия". 2010 год.

"Точка радости" - это женская проза. В том смысле женская, что чувственная. И в том смысле, что написана от первого лица, от имени женщины. Женщина эта нежная, грустящая, тоскующая, радостная.

В книгу Анастасии Ермаковой вошли три повести и десяток рассказов. Все они объединены героиней: у нее неустроенная личная жизнь и сердце, ищущее любви. Вот она ждет ребенка от бросившего мужа, а вот уже в другом тексте ребенок у бабушки, а героиня встречается с мужчинами, так и не находя единственного. Здесь разные героини, у них разные имена и разные обстоятельства, но все же это один и тот же женский тип, трепетный и горячий. И пускай то и дело звучит цветаевское "Мой милый, что тебе я сделала?", эта проза не оставляет впечатления отчаяния и безнадеги.

Наоборот, везде, подобно паутине под солнцем бабьего лета, искрится легкое, невесомое и золотистое счастье. Грустное и совсем непрочное, но счастье. Жан-Поль Сартр в одном из своих романов писал, что идеальное существование должно состоять из как можно большего числа "совершенных мгновений". "Похоже, это была очень женская мысль", - подумал я, читая "Точку радости" Ермаковой.

"Точка радости – особое душевное состояние, когда тебе хорошо, когда любишь все на свете: человека, с которым разговариваешь, скамейку, на которой сидишь, облака, деревья… Труднее всего сделать так, чтобы это состояние теплилось как можно дольше. Причем необходимо вызвать его в себе именно в настоящем, а не в прошлом. Вы ведь наверняка замечали, что прошлое кажется нам всегда чуть-чуть лучше, чем было на самом деле?.. Так вот – эта самая точка радости может внезапно открыться в самых обыденных вещах: во время прогулки, еды, даже во сне…"

Я же грешным делом, прочитав поначалу название "Точка радости", решил, что речь пойдет о чем-то телесном и эротичном, впрочем, в книге, действительно, есть откровенные и даже физиологичные моменты. Но почему-то и эти эпизоды читаются, как легкие стихи. Интонация доверия к миру делает прозу чистой и поэтичной. Но главное – язык. Хороший и ясный. Правильный и праведный. Вот, например, приключения нашей соотечественницы в Стамбуле, сначала она отдается продавцу в темной подсобке, потом в номере одного турка сменил другой:

"Она прижималась к нему, задыхалась, проваливалась в темноту, снова выплывала из нее и снова проваливалась. Лица его она не помнила. Потом он ушел, а она лежала без сна до рассвета, опустошенная, легкая, почти не чувствуя своего тела, и смотрела в окно на розовеющий под молодым солнцем купол мечети. Рассветный мир казался ей свежим и прохладным, как влажная, только что нанесенная на бумагу акварель. Откуда-то донесся приторный запах халвы и горьковатый – кофе, в коридоре уборщица включила пылесос".

Проза Анастасии Ермаковой – это проза между молельней и будуаром, между возвышенными переживаниями и грубой страстью. Лично мне читать было интересно и приятно – и не только потому, что написано хорошим языком, но и потому что какой мужчина не любит женских откровений…

"Книги" с Сергеем Шаргуновым на радио "Вести ФМ".