Академику Борису Чертоку исполнилось 97 лет

Борис Черток - человек, который с Королевым был на "ты". В эти дни ему исполняется 97 лет, 70 из которых связаны с ракетной техникой
Борис Черток - человек, который с Королевым был на "ты". В эти дни ему исполняется 97 лет, 70 из которых связаны с ракетной техникой

Первого марта исполняется 97 лет человеку, которого по праву можно назвать живой легендой отечественной космонавтики, - академику Борису Евсеевичу Чертоку. Он родился в начале прошлого века, когда появились первые деревянные самолеты, а сегодня читает лекции об управлении космическими кораблями и делает прогнозы на грядущее столетие, кто первым высадится на Марсе и построит базу на Луне. Хотя с некоторыми его выводами соглашаться не хочется. 

"Зайдите в любой российский магазин современной электроники. Широчайший ассортимент на любой вкус и на любой карман, но ни одного, даже простейшего, электронного прибора "сделано в России" не найдете. 90%  - "сделано в Китае". Китайская стратегия создания передовых технологий является надежным плацдармом для реализации в будущем принципа "господства в космосе",- утверждает Борис Евсеевич.

Черток - человек, который с Королевым был на "ты". В эти дни ему исполняется 97 лет, 70 из которых связаны с ракетной техникой. Сегодня Борис Евсеевич с легкостью раздает автографы, а когда-то подписывал документы вымышленной фамилией - Евсеев. В 1945-ом он, будучи секретным конструктором, был одним из немногих, кому поручили в побежденной Германии разыскивать немецких ракетостроителей и собирать данные о самом грозном оружии Третьего рейха - ракете "Фау".

"Германия была единственной из воющих стран, где создана целая отрасль промышленности, которая занималась разработкой баллистических управляемых ракет дальнего действия. Подобного рода ракетной техники не было ни у нас, ни у американцев", - отметил  академик РАН Борис Черток. Однако главный изобретатель "Фау" - Вернер фон Браун - достался американской разведке. Говорят, если бы тогда все сложилось иначе, первыми на Луне были бы точно не американцы.  Но это не помешало советским специалистам создать копию немецкой ракеты, а в 1948-ом запустить уже свою первую баллистическую "Р-1".

Его день, как и много лет назад, расписан по минутам: лекции студентам, консультации в космической корпорации "Энергия". Сегодня, в возрасте 97 лет, Борис Евсеевич еще раз прокручивает в памяти все события. Черток, хотя и не входил в совет "главных", но также давал разрешение на старт Юрия Гагарина. Сейчас он бы его не дал - из пяти пробных запусков корабля "Восток" лишь два были удачными, а шестой старт - уже с человеком.

"Если бы сейчас положили на полигоне корабль "Восток", и все современные "главные" сели бы и посмотрели на него, никто не проголосовал бы пускать такой ненадежный корабль. Я тоже подписал документы, что у меня все в порядке, гарантирую безопасность полета. Сегодня я бы никогда этого не подписал. Получил огромный опыт и понял, как сильно мы рисковали", - вспоминает  Борис Черток.

Не так давно четырехтомник воспоминаний Бориса Евсеевича Чертока "Ракеты и люди" перевели на английский язык. Правда, единственная история, о которой Борис Евсеевич скромно умолчал, - личная жизнь. И, наверное, зря. Он всегда любил только одну женщину - Голубкину Екатерину Семеновну, жену. Вместе они прожили 70 лет. В истории советской космонавтики не всем конструкторам это удавалось.