Децентрализация Курдистана может обернуться расколом региона


Global Look Press

Можно ли утверждать, что единство курдов в иракском Курдистане под угрозой? Недавно усилились опасения по поводу внутренних разногласий. Это произошло, когда усилились требования расширить полномочия самоуправления со стороны провинции Сулеймания. Это было вызвано напряжением между двумя основными политическими партиями Курдистана из-за контроля над стратегическим районом в регионе.

Возможно, этот шаг может иметь более широкие последствия для отношений регионального правительства с центральным правительством в Багдаде. При этом, некоторые курдские политики предупреждают, что под угрозой может оказаться полуавтономный статус региона.

30 апреля Совет провинции Сулеймания, в котором доминируют Патриотический союз Курдистана и Движение за перемены (Горран), учредил Комитет, который будет работать над решением совета, направленным на поиск финансовой и административной децентрализации провинции. Другими словами, курдское правительство в Эрбиле под управлением Демократической партии Курдистана испытывает давление в процессе передачи своих полномочий местным властям в Сулеймании.

Этот шаг возник из-за спора о том, кто контролирует Зини Верте, важнейший горный маршрут, на который предъявляет претензии объявленная вне закона Рабочая партия Курдистана, курдско-турецкие боевики, расположенные в близлежащих горах Кандиль, которых преследует Турция. Противостояние разожгло опасения по поводу нового конфликта между Патриотического союза Курдистана и Демократической партии Курдистана, историческое соперничество которого могло закончиться кровавыми столкновениями.

По словам Локмана Вехби, депутата ПСК в курдском парламенте, такие опасения не имеют под собой оснований.

«Мы не стремимся расколоть региональное правительство Курдистана», — сказала Вехби.

Он утверждает, что требование децентрализации в Сулеймании обусловлено попыткой добиться расширения прав и возможностей провинций и муниципалитетов, чтобы улучшить управление во всем регионе. «Правительство будет сохранять политику в отношении региона в целом. Мы не стремимся разрушить Курдистан. Мы хотим сохранить центральное правительство и парламент Курдистана. Однако стремимся к более широкому распределению власти», — сказал он.

Вехби преуменьшил опасения в отношении того, что спрос приведет к расколу между ДПК и ПСК, партнеров в правительстве Эрбиля. «Я не вижу причин для раскола, это тоже часть программы правительства Курдистана… Мы поддерживаем децентрализацию не только Сулеймании, но и Дахука, Сорана, Халабджи и Эрбиля. Мы не стремимся к распаду Курдистана. Мы хотим, чтобы он был более сильным и единым», — добавил он.

Для децентрализации Сулеймании нужно решение правительства Эрбиля. И правительство, возглавляемое премьер-министром ДПК Масруром Барзани, не отказалось прислушаться к требованию. Правительственные чиновники согласны, что разделение власти — часть правительственной программы. Однако они предупреждают, что любая попытка двойного управления будет заблокирована, статус Курдистана будет сохранен.

Депутат ДПК Мушин Доски признал, что этот шаг Сулеймании вызвал обеспокоенность в Эрбиле в том, что касается единства Курдистана, особенно в его отношениях с федеральным правительством в Багдаде. «Если это приведет к расколу Курдистана, мы не допустим этого. Но если они собираются передать ряд полномочий от центрального правительства городам, это вполне естественное требование. Над этим мы могли бы поработать совместно», — сказал Доски.

Он добавил: «Если они намерены добиваться улучшения системы обслуживания для народов Дахука, Сулеймании и Эрбиля, хорошо, мы поддержим это. Но если они собираются отделиться от Курдистана, если они хотят быть привязанными к Багдаду, это неприемлемо. Это приведет к краху Курдистана. Если они вступят в односторонние отношения с Багдадом, это станет ошибкой».

Доски напомнил, что премьер-министр Курдистана поддержал децентрализацию. «Нет нужды консультироваться с правительством Эрбиля в том, что касается всех решений. Пусть решения принимают местные администрации. Однако я не скрываю — мы обеспокоены. Если администрация Сулеймании начнет непосредственно сотрудничать с Багдадом, это будет очень вредно. Мы не допустим этого».

Очевидно, что за стремлением Сулеймании к самоуправлению стоят экономические проблемы, поскольку кризис COVID-19 и падение цен на нефть усилили экономические потрясения в иракском Курдистане.

Багдад и Эрбиль участвовали в длительных спорах по поводу доли Курдистана в федеральном бюджете и нефтяных доходах, в основном на фоне попыток курдов экспортировать нефть независимо от Багдада. В апреле Багдад сократил бюджетные взносы правительству Эрбиля, в том числе это касалось выплат зарплат госслужащим. Свои шаги он объяснил глобальным спадом нефти и неспособностью Эрбиля поставлять 250 тыс. баррелей нефти в день в федеральную казну, согласно бюджетным соглашениям.

Сулеймания не хочет нести ответственность за потери в спорах в Багдаде и Эрбиле. Сторонники усиления самоуправления утверждают, что Сулеймания способна встать на ноги, задействуя свои нефтегазовые ресурсы и таможенные доходы от пересечения границы с Ираном.

Политолог Мехмет Алкис сказал, что эти противоречия также связаны с внутренним соперничеством в ПСК со времени смерти его основателя Джалала Талабани в 2017 году.

«Клика во главе с Лахуром Джанги пытается набраться сил в политическом и экономическом плане. Для нее требование децентрализации — это способ укрепить свои позиции в партии», — сказал Алкис.

Правительство Эрбиля может провести ряд реформ, чтобы стабилизировать ситуацию, отметил Алкис, добавив, что не ожидает «экстремального роста напряженности».

Потенциальная роль Ирана — еще один фактор, который приходит на ум, учитывая тесные связи с ПСК. По словам Алкиса, Иран оказывает косвенное влияние на децентрализацию в Сулеймании. «Как далеко может зайти влияние Ирана? Может ли оно коснуться регионального правительства? Это вопрос, ответа на который пока нет», — сказал он.

А что насчет курдов Турции? Станут ли они черпать вдохновение от движения Сулеймании? Алкис считает, что это маловероятно. «Не думаю, что административная автономия Сулеймании и усиление полномочий его провинциального совета выльются в какие-либо внешние последствия», — сказал он.

Анкара долго сопротивлялась требованиям курдов в отношении более сильных местных администраций, опасаясь, что это сыграет на руку РПК. В 2015 году попытка групп, связанных с РПК, объявить самоуправление и захватить контроль в ряде городских районов закончилась жестокими репрессиями со стороны сил безопасности. С тех пор Анкара подавляет даже демократически избранных мэров курдов.