MeToo по-русски: сотрудники "МБХ медиа" уволились на фоне секс-скандала

"В сложившейся ситуации я не считаю для себя возможным оставаться шеф-редактором. Прошу прощения у читателей, коллег и друзей – у всех, кого я подвёл". Пост Сергея Простакова, теперь уже бывшего сотрудника "МБХ медиа" Михаила Ходорковского, который уволился на фоне более чем пикантного обсуждения в "Твиттере".

По сути, это российский онлайн-аналог западного движения MeToo, но с той лишь поправкой, что речь здесь идет не о домогательствах со стороны знаменитых продюсеров или режиссёров, а о, скажем так, весьма эпатажных сексуальных активностях представителей русскоязычных СМИ определенного толка.

В частности, самого Простакова сразу несколько человек обвиняют в навязчивых грубых приставаниях. Плюс, упоминают, например, фоторедактора тех же "МБХ медиа" Андрея Золотова: дескать, в своё время принял то ли прямое, то ли косвенное участие в групповом изнасиловании.

В итоге Золотов тоже решил уволиться, извинившись, хотя поначалу пытался все категорически отрицать. И это, между прочим, лишь вершина айсберга, поскольку откровения такого рода в соцсетях появляются десятками.

"Она напилась на вписке у Простакова, и ее изнасиловали несколько человек. В этом немного поучаствовал Золотов, Простаков сидел рядом на подоконнике и…", скажем так, активно наблюдал.

Это твит про историю 2014 года. Кто эта девушка, неизвестно, а теперь уже бывший шеф-редактор "МБХ медиа" Сергей Простаков пишет, что "с какого-то момента абсолютно ничего не помнит".

"У того же Простакова там, я так понимаю, была большая компания, и не нашлось никого, кто бы сказал: "Ребята, что вы делаете?" Я это вижу так, что когда прекрасные люди прекрасной России будущего находятся друг с другом, зачем им кого-то останавливать, если все вокруг прекрасные и все свои как бы", – рассуждает писатель и публицист Дмитрий Петровский.

Упомянутый в скандальном посте сотрудник "МБХ медиа" Андрей Золотов написал, что его "трясет от несправедливости". Мол, это никакое не изнасилование было, а групповой секс по обоюдному согласию. И он в нём не участвовал.

Политолог Григорий Назаренко отмечает: "Видимо, в этой тусовке либеральной, прогрессивной это считается в порядке вещей – отношению к людям как к телам, как к мясу, как к шкурам. Это же прямые цитаты их. Представьте себе, если бы они пришли к власти когда-то? Что бы произошло, как бы они формировали кабинеты свои, свою команду, свой аппарат? Это моральные уроды".

О произошедшем в квартире Простакова во всех подробностях рассказывал в узком кругу муж Любови Соболь Сергей Мохов – об этом тоже есть твиты. Вообще в Сеть выплеснулся целый фонтан сальных секретов так называемой "оппозиции". "В тот момент, когда люди начинают заниматься антигосударственной деятельностью, они преступают мораль. Мораль – это то, что в нас закладывали в детстве. Значит, что ты уже пошел по кривой дорожке, и рано или поздно эта кривая дорожка приводит к тому, что тебе всё это отливается вот таким вот макаром. И вот мне кажется, сейчас это все оборачивается и будет чем дальше, тем сильнее оборачиваться, пока не сменится вот это поколение непонятных никому псевдореволюционеров", – считает блогер Трофим Татаренков.

Про Руслана Гафарова, в прошлом – сотрудника "Открытой России", пишет некая Лера, утверждая, что он изнасиловал её на домашней вечеринке и извинился через два года. Сейчас Гафаров – СММ-менеджер Сбербанка, и по нему, а также по руководителю проектов того же Сбера Сергю Миненко, который раньше работал в Man's Health, идёт служебная проверка. Миненко тоже обвиняют в харрасменте, как и журналиста "Дождя" Павла Лобкова, известного своей, так скажем, эпатажностью. Причём в домогательствах его недвусмысленно обвиняет сотрудник "MБX медиа" Александр Скрыльников.

Павел Лобков написал в Facebook , что "нет" для него всегда значило "нет", и что он никогда не использовал насилия или шантажа. "Про него ходят легенды, это известно как бы. Все мы между собой говорили, что Павел себя ведет определенным образом. Была даже такая шутка, что Пашу, если он домогается, можно бить, но только не по лицу – он в кадре", – вспоминает писатель и публицист Дмитрий Петровский.

Псевдолиберальная тусовка уже заголосила: мол, у всех фигурантов этих историй презумпция невиновности, и если они что-то сделали, то должны быть документальные свидетельства. Журналист и писатель Игорь Мальцев возмущен: "Когда это их коснулось, вдруг оказалось, что и суд, и доказательства, и презумпция невиновности... Мы понимаем, что они живут в лицемерии чудовищном и лжи. Какие -то животные просто. Я вот не припомню что-то своих друзей, которые бы боялись подобных обвинений".

Насчёт Сергея Простакова, кстати, постов о харрасменте много – не только про случившееся в 2014 году. Он пишет, что просит прощения у всех девушек, которых обижал, то есть, по сути, не отрицает. А вот что ему за это будет? Вспомним скандал в рижской "Медузе". Иван Колпаков вернулся на место главреда, хотя сколько разговоров было вокруг некрасивой истории с женой одного из сотрудников издания. В столичной медиа-среде уже и шутка есть: мол, уволившийся сейчас Простаков надолго без работы не останется – "Медуза" подберёт. Все же свои.