Тема:

Коронавирус 2 часа назад

Международное авиасообщение: новые правила и меры безопасности

Приятная посткарантинная новость. Россия после четырехмесячного перерыва возобновила международное авиасообщение сразу с несколькими странами. Теперь можно лететь в Великобританию, Турцию и Танзанию. Также для российских туристов открылась Абхазия. А с 15 августа начнутся полеты в Швейцарию. Правда, отправиться туда смогут только люди, имеющие вид на жительство или гражданство этой страны. По прибытии их ждет 10-дневный карантин.

А вот россиян, которые возвращаются домой из-за рубежа, теперь не будут помещать на карантин в обсерваторы. Достаточно в трехдневный срок разместить результаты теста на коронавирус на портале госуслуг.

В Турции и Танзании туристов помещают в обсерватор, если у них обнаружатся симптомы болезни. А в Британии изоляция на 14 дней неизбежна для всех въезжающих. Да и это еще не все неудобства. В соцсетях – уже десятки жалоб на отмену и перенос ближайших рейсов.

Полеты на курорты – в Анталью, Бодрум и Даламан – возобновятся лишь с 10 августа, но турецкое направление уже успело стать самым популярным.

На календаре 30 июля, до открытия туристических границ два дня. Идем покупать путевку. Туроператоры работают на удаленке. Офис клиентам открывают по предварительной договоренности.

Свободных мест, как ни странно, много. Приморские курорты заранее раскупают целиком, а вот в Стамбул зеленый свет – хоть на следующее утро. Правда, с наценкой за риск.

Медстраховку лучше брать расширенную. Платить, если что, придется не только за медицинский стационар, но и за обсерватор. На случай, если не повезет оказаться рядом с заболевшим.

В итоге одна путевка с трехзведным отелем и билетом на первый самолет в Стамбул – около 30 тысяч. Выезжаем на рассвете с расчетом на ажиотаж у Шереметьево. Первый антиковидный кордон – еще на входе: перед рамками металлодетекторов каждому измеряют температуру.

Наш рейс на табло есть. Это уже плюс. Сейчас немало рейсов отменяют или переносят. У нас, например, была недоступна онлайн-регистрация, а только за вчерашний день пришли два письма о смене терминала и времени возвращения. Скоро расписание должно "успокоиться", но пока так.

Мимо почти пустого зала ожидания – к стойкам регистрации, где нам сразу напоминают о правилах. До рейса два часа. Идем к медпункту. Отрицательных тестов на вирус Стамбул от туристов не требует, но для собственного спокойствия экспресс-анализ не помешает.

Привычный уже мазок из горла и носа – и через двадцать минут результат готов. Услугу ввели вместе с открытием международного терминала. Впрочем, собственное здоровье не для всех важнее отдыха.

Очередь в самолет выстраивается за полчаса до начала посадки. Несмотря на просьбы персонала, социальная дистанция весьма условна. Тут же сразу второй и третий рубежи защиты от вируса.

Стюардессы – в обязательных перчатках и масках. Пассажирам не предлагают. У каждого входящего уже должны быть свои.

Летим около двух часов. Маски на положенном месте – примерно у половины соседей. Если кто-то болеет, в изоляцию после приземления отправят всех, сидящих рядом. Это минимум 9 человек.

Каждому пассажиру еще на подлете к турецкой столице стюардессы дают анкету туриста. Это теперь обязательный документ для пересечения турецкой границы: информация о пассажире. Нужно отметить симптомы: кашель, высокая температура, затрудненное дыхание и боль в горле. У меня ничего этого нет. Страны, в которых был за последние две недели, и был ли в контакте с зараженным коронавирусом. Тут самым честным ответом было бы, пожалуй, "не знаю", но напишем "нет".

Новый аэропорт Стамбула встречает санитайзерами, знаками о дистанции, которую нужно соблюдать, наклейками на лавки о том же и почти полной тишиной. Непривычно видеть один из крупнейших мировых хабов настолько пустым. По пути – знакомая уже по российским аэропортам термометрическая кабина.

Еще несколько поворотов и бдительных сотрудников, которые просят не спускать маски на подбородок, – и вот московский рейс выстраивается в очередь с паспортами. Ни людей в белых защитных костюмах, ни медпунктов с ПЦР-тестами мы так и не встретили.

Мы искали какой-то более серьезный контроль, но оказалось, что тот самый термометр – это и есть линия отсечения. В общем-то и все – на этом граница Турции для нас открыта.

В терминале почти так же, как на улице – по ощущениям около 30 градусов. Кондиционеры будто не работают вовсе. В чем дело, нам объясняют уже в отеле. Оказалось, кондиционеры в общественных местах включают лишь на несколько часов в день. Потом чистят, чтобы они не распространяли тот самый вирус.

"Это санитарные правила. Если у вас обнаружат вирус, вас поместят в карантинную комнату. На первом этаже у нас отведены для этого специальные помещения. После этого приедут врачи и решат, оставлять ли вас здесь или забирать в больницу. Пребывание в изоляции оплачивается так же, как услуги отеля", – пояснил сотрудник отеля.

На карантинных комнатах нет ни знаков, ни предупреждений. Можно пройти мимо и не заметить. В обычный номер поднимаемся, следуя инструкции. По правилам на свой этаж теперь – только так: лицом к стене и больше трех не собираться.

В коридоре встречает очередной санитайзер. А в номере много полиэтилена. Едва ли в этом целлофане есть хоть какой-то смысл: полотенце внутри все равно либо чистое, либо нет. То же самое – на пульте от телевизора. Многим такое должно быть знакомо из прошлого.

Чтобы открыться для туристов, отель должен пройти проверки и получить сертификат. Проверить его можно на стойке регистрации.

Завтрак, как обычно, в общем зале. Единственное отличие – шведский стол: подойти и выбрать себе блюдо уже нельзя. Просто садишься за индивидуальный столик, и еду тебе сюда принесут.

Впрочем, сесть рядом с соседом по отелю, с которым познакомился только вчера, никто не мешает. Но официально любые скопления людей в гостиницах под запретом. Так что Стамбул пока без аниматоров. И в масках.