"Они как-то втерлись": новые "друзья" обездолили вдову и дочь Баталова

Кадр из программы "Андрей Малахов. Прямой эфир"
Кадр из программы "Андрей Малахов. Прямой эфир"
Кадр из программы "Андрей Малахов. Прямой эфир"
Кадр из программы "Андрей Малахов. Прямой эфир"

Скандал в семье народного артиста СССР Алексея Баталова. Его вдова и дочь рассказали, что стали жертвами мошенников и лишились жилья и денег. 85-летняя Гитана Леонтенко со слезами на глазах обвиняет в обмане друзей семьи, которым она доверяла, – актрису Наталью Дрожжину и ее мужа, юриста Михаила Цивина. Якобы они после смерти Баталова окружили вдову вниманием и заботой, помогали ухаживать за дочкой Машей и непонятным образом вдруг получили доступ ко всем счетам семьи и оказались владельцами их квартир. Эксклюзивное расследование – в эфире телеканала "Россия 1".

Спецкор программы "Вести-Москва" Александр Карпов ведет собственное расследование и накануне встречался с семьей Баталова. Маша постоянно плачет, Гитана Аркадьевна, рыдая, просит спасти, не оставлять в беде ее дочь. Известно, что Алексей Баталов при жизни и сам очень беспокоился за Машу: девочка – ныне талантливый литератор – родилась с ДЦП и прикована к инвалидной коляске.

"Мне 85 лет. Я не встречала таких лживых людей, – говорит о Цивине и Дрожжиной вдова Баталова. – Знаю я их только с похорон Леши – они там помогали и как-то втерлись. У меня столько друзей! Как они всех разогнали?" Наталья Дрожжина – неизменная участница похорон всех своих звездных коллег, а на прощании с Баталовым именно она, отстранив всех, несла перед гробом его портрет, – отметили гости студии программы "Прямой эфир".

Гитана Аркадьевна говорит, что новые "друзья" врали людям и даже сменили ей номера телефонов. Не успела она оглянуться, как Михаил уже делал перестановку мебели в Машиной комнате, а Наталья сетовала, что ей не нравятся там полы. "Ничего, поменяем", – успокаивал ее муж. "Они у Маши все "свистнули, забрали. И у меня бы забрали, если бы успели", – уверяет женщина. Речь идет о шикарной квартире с видом на Кремль в "Доме на набережной".

Маше принадлежало несколько объектов недвижимости, а именно: одна треть этой квартиры, рыночная стоимость которой доходит до 100 миллионов рублей, квартира, унаследованная от бабушки, и мастерская отца на первом этаже этого дома. Там сейчас принимает адвокат, но написано на двери "Фонд Баталова", и "квартирант" назвал себя соучредителем этого фонда. "Все это имущество сейчас принадлежит Наталье Дрожжиной", – демонстрирует документы Александр Карпов. Во владении Маши осталась только дача.

Отчуждение имущества произошло на основании заключенных с Машей трех договоров пожизненного содержания. В Росреестре квартиры уже переоформлены и числятся за Дрожжиной. А оформление договоров произошло через нотариуса, который даже не присутствовал при их заключении.

Помимо утраченной недвижимости, исчезли деньги со счетов наследниц Баталова. Есть выписка из банка о том, что Наталья Дрожжина сняла 107 тысяч долларов по доверенности. На них были куплены две комнаты в том же доме на Кутузовском проспекте, где живут Дрожжина и Цивин. Когда Гитана Аркадьевна случайно обнаружила, что деньги, которые предназначались на необходимые дочери массажи, исчезли, она спросила "друзей" о цели такого их использования, и те объяснили, что вложение в недвижимость сохранит накопления от колебаний курса доллара. Вот только эксперты указывают, что отобранная у Маши недвижимость и приобретенная на ее имя новая – далеко не равноценны по стоимости.

Как Гитана Леонтенко и Маша, не зная об этом, оказались соучредителями Фонда имени Баталова, а вдова актера – даже президентом этого фонда? На каком основании адвокатская контора заняла помещение бывшей мастерской Баталова? Как счета фонда используются для кражи средств Марии Баталовой? Зачем, по мнению экспертов, нужно было создавать этот фонд, если для больных ДЦП существует фонд федеральный, и Баталов с Машей были его президентом и со-президентом соответственно? Является ли Дрожжина заслуженной артисткой России, как она себя позиционирует, а Цивин – юристом? Что предусматривают договоры ренты? И вообще действительны ли эти договоры, если виза нотариуса на них, скорее всего, "липовая"? Ответы – в "Прямом эфире".