Спасение Сталина и рассекреченное фото

Азербайджан и Армения. Но в необычном ракурсе. На самом деле не только наши постоянные зрители, но даже и мы сами не сможем подсчитать, сколько раз съемочная группа "Вестей в субботу" была и там, и там.

Например, в 2003 году в Баку мы писали интервью с тогда еще не президентом, а премьер-министром Ильхамом Алиевым. А в Ереване за эти годы бывали и у президента Роберта Кочаряна, и у его сменщика Сержа Саргсяна. Причем в тот момент, когда однажды за эти годы мелькнула надежда на то, что будет разблокирована граница Армении с Турцией. А ее, эту границу, и через почти 30 лет после распада СССР стерегут российские пограничники.

В эти дни президент Путин обозначил два сюжета о том, что можно и разблокировать. Запланированная новая дорога из Армении в ту часть Нагорного Карабаха, где линию разграничения будут теперь охранять российские миротворцы. Но еще где-то здесь уже через Армению пройдет дорога из западных районов Азербайджана в азербайджанскую Нахичевань, которую, как заявил Путин, будут охранять все те же российские пограничники.

Вот очень примечательный отрывок из его заявления: "Разблокируются все экономические и транспортные связи региона, контроль за транспортным сообщением осуществляется в том числе при содействии органов пограничной службы России. Достигнутые договоренности создадут необходимые условия для долгосрочного и полноформатного урегулирования кризиса вокруг Нагорного Карабаха на справедливой основе и в интересах армянского и азербайджанского народов".

Кстати, тема пограничников и в Карабахе получила развитие еще и на специальном совещании по Карабаху, где президент отдельно обратился к Александру Бортникову, директору ФСБ, в которую входят и погранвойска. Может быть, именно с их помощью эти два народа, азербайджанцы и армяне, опять начнут общаться по-человечески? При этом обратим внимание на то, что и Азербайджан, и Армения еще граничат с Ираном. И вот через него – тот самый обещанный особый ракурс.

В студии "Вестей в субботу" – артефакт, который немедленно узнают люди старшего поколения. Это классический советский зеленый двухтомник, переписка Сталина, Черчилля и Рузвельта. В том числе, о подготовке их встрече в Иране, в Тегеране. Ровно в эти дни в 1943 году они как раз туда выдвинулись. И в этой переписке есть одна загадка. В период с 24-го по 27 ноября она прерывается. Почему?

А дело в том, что в те дни Сталин ехал на поезде: из Москвы через Рязань, Сталинград и Махачкалу – в Баку. И на всем этом маршруте не было связи – по большинству тех мест только-только прокатился огненный вал войны.

Но это была не единственная проблема, которую удалось преодолеть благодаря совместным действиях азербайджанцев и армян. Итак, наш материал – о том, как эти два народа еще как работают вместе, если есть цель.

Площадь Государственного флага в Баку. Когда ее обустроили, получилось очень красиво. И мало кто уже помнит, что здесь было раньше. Была Баиловская тюрьма. А это молодой Иосиф Сталин – самый знаменитый ее дореволюционный сиделец, кто первым смог оттуда бежать. И вот Сталин вновь в Баку – в 1943-м по пути в Тегеран.

"26 ноября когда он доехал до Баку, его встретил первый секретарь ЦК Багиров, которого Сталин попросил повозить ЕГО по Баку. И первое место, куда они приехали, – к Баиловской тюрьме. Багиров говорит ему: "Товарищ Сталин, Вы забыли эти места?" А тот отвечает: "Разве можно забыть тюремную жизнь?" – рассказал Маис Амрахов, доктор исторических наук, профессор, заведующий историей и культурой Азербайджана в Институте истории им. Бакиханова.

Но почему через Баку Сталин ехал именно в Тегеран? Почему в 1943-м "большая тройка" встречалась именно там? Ответ очевиден.

Еще в 1941-м с юга Иран заняли британские войска, а на север вошли советские. По ту сторону от Каспия – части Среднеазиатского военного округа. А с этой стороны – Закавказского фронта. Если конкретно, то 47-я армия, которая расположилась на стыке Ирана и Турции, то есть в Иранском Азербайджане.

Председатель Верховного Совета Азербайджанской ССР Азиз Алиев – вот кто, конечно же, входил в Военный совет 47-й армии. Для понимания: его дочь Зарифа, известный офтальмолог, потом стала женой Гейдара Алиева. То есть нынешний президент Ильхам Алиев – внук самого главного азербайджанца во всей той истории. При этом в той конструкции был и армянин Григор Арутюнян. Он входил в Военный совет того самого Закавказского фронта. А в это время в Тегеране...

Кроме Сталина, Черчилля, Рузвельта, военных, торговцев, верблюдов и прочей экзотики на хронике Тегерана 1943 года мелькают и велосипедисты. Как выяснилось позже, то была так называемая "легкая кавалерия" советской разведки – группа того, кто станет прототипом героя Игоря Костолевского в знаменитом художественном фильме "Тегеран-43", группа будущего Героя Советского Союза Геворка Вартаняна.

"Они были на 100% советскими и на 100% армянами, как и великий Шарль Азнавур, который говорил: я на 100% француз и на 100% армянин. Иди и пойми. Большая роль Вартаняна в так называемой легкой кавалерии. Это были юноши и девушки до 20 лет, выходцы из Советского Союза. Они на велосипедах, розданных советской резидентурой, которой в Тегеране руководил другой армянин, Иван Иванович Агаянц. Они на велосипедах незаметно выслеживали немецких агентов", – сказал Гурген Хажакян писатель, публицист, военный корреспондент.

Как Сталин добирался до Тегерана и что именно делал в Баку, – это до сих пор предмет обсуждений у историков. По свидетельствам одних, Иосиф Виссарионович прибыл 26 ноября на бакинский вокзал Сабунчи. Он, конечно, изменился за 77 лет, но говорят, что не очень сильно. Здесь Сталина встречал первый секретарь Азербайджана Мир-Джафар Багиров, и после они отправились прокатиться по улицам Баку.

А вот другая версия: Сталин прибыл не в центр Баку, а остановился поздно вечером в 85 километрах от города на станции Килязи. Как видите, сплошные загадки.

Но что было дальше? Еще несколько лет назад кремлевская охрана, нынешняя ФСО, рассекретила это фото: Сталин (он снят со спины, но узнаваем) садится в самолет до Тегерана. Занятно: вот этот белый треугольник – это Берия, которого после "дела Берии" вырезали даже со служебного фото. Но есть версия, что фото сделано не в Баку.

Версия такая: еще из Москвы Сталин не выехал, а вылетел на санитарном самолете до Красноводска. Оттуда – на буксирном пароме до иранского порта Энзели. Оттуда – на кукурузнике в Тегеран. Такую версию изложил ветеран спецслужб Василий Свиридов. На это в Баку есть железный контраргумент.

В Баку так и стоит, как считается, тот самый литерный поезд N501, на котором Сталин прибыл из Москвы.

Вес этого вагона – 80 тонн. Это бронированный вагон. По меркам даже современных железнодорожных разработок здесь сделано все для максимального комфорта. В одном из купе, которое, предположительно, было сталинским – другого здесь подходящего нет – своя большая кровать, розетки, выключатели, а рядом находится отдельная уборная.

Высшим руководителям полагаются удобные условия. Но есть еще одно противоречие. Вот отрывок из вроде как канонического советского художественного фильма "Освобождение". Сталин в Иран прилетает. А вот реальная хроника. Приглядимся к этому молодому человеку. Это переводчик Сталина Бережков, который в своих воспоминаниях писал: "Сталин, Молотов, Ворошилов в бронированном поезде ехали через Баку в Иран, я же, по условиям, должен был лететь на самолете".

То есть Сталин в Тегеран все-таки не летел, а ехал?! Но как же тогда рассказ, таких уважаемых людей, как сопровождавший Сталина генерал Генштаба Штеменко и командующий дальней авиацией генерал Голованов? Оба писали, что речь шла о самолетах "Дуглас" (в СССР известны, как Ли-2), а Сталин еще решал, на какой из бортов сесть. То есть летел, а летчиком у него был полковник Грачев.

Вот, кстати, интересная фигура. До войны в Азербайджане был инструктором авиашколы в Кировабаде. А там в конце 30-х учили не просто летчиков, а республиканцев из Испании. Вот, что в советском документальном фильме 1984 года о своих инструкторах рассказывал один из них – Франциско Мореньо: "Они с нами обращались не как с курсантами, как с сыновьями, они нас на руках, объясняли на палочках, на песке, а когда садишься на самолет, женщины к тебе приходят, как мать, вытирают стекла, подправляют парашют. Вот такая забота к нам была предъявлена, что всю жизнь это невозможно забыть".

А еще один выпускник авиашколы в Кировабаде, Хосе Мария Браво, пусть и на испанском, но в том фильме впервые прилюдно рассказал: с началом Великой Отечественной он вновь оказался в Азербайджане, и его эскадрилье было поручено сопровождать самолет Сталина от Баку до Тегерана. Уже в этом веке ему сделали сюрприз. Такой же советский истребитель И-16, на каком он летал в 30-х, был восстановлен силами Фонда инфанта Орлеанского и поднялся в небо. Браво следил за этим полетом.

Перед тем как уйти из жизни, Хосе Мария Браво оставил уже письменные воспоминания. В том числе о том, как служил в Азербайджане, а доктором в части был армянин Бабаян. Ту часть мемуаров Браво, где речь идет о Сталине, разбираем с профессором Давидом Иньигесом из Университета Барселоны.

- В каком порядке летели истребители эскадрильи Браво, которые сопровождали Сталина?

- Хосе Мария Браво рассказывает в своих мемуарах, что часть летела сзади, а остальные прикрывали Сталина сверху.

- А пассажирский самолет всего в 50 метрах от поверхности воды, да?

- Именно так. Это чтобы его не засек радар.

При этом истребители встали в эскорт уже в небе (то есть кто сел на борт в Баку, не видели). Вот и в Тегеране приземлились – на удалении от пассажирских бортов.

- То есть они видели входивших пассажиров только издали. Это мог быть Сталин. А мог быть и Берия. Кто угодно.

- Или Ворошилов. Кто угодно.

Так кто? К этому еще вернемся, а пока заметим: переговоры "большой тройки" шли в Тегеране, где была и большая армянская община. А из нее были те самые разведчики-нелегалы-велосипедисты, которых в Ереване теперь изучают как отдельную тему.

Именно в Тегеране советский разведчик-велосипедист Геворк Вартанян познакомился со своей женой Гоар. Вместе они потом работали на советскую разведку во многих странах Азии, Африки и Европы.

"У них была очень крепкая семья. Они с супругой прошли весь этот путь вместе, бок о бок. Но они, мне кажется, пожертвовали самым главным: у них не было детей", – сказал Левон Бабамян, директор Союза выпускников Государственного университета имени В. Брюсова.

Вспоминает дочь одного из других "велосипедистов" Анаит Пахлеванян: "Я когда родилась, она каждый день приходила, меня в коляске выводила гулять. Семьи очень дружили. Как родные люди. Это наша опора была".

И одновременно под "крышей" легального советского торгпредства в Тегеране действовал чекист-азербайджанец Мамедгусейн Асадов.

"С того момента, как началась война, за ситуацией в Иране следили сотрудники органов безопасности Азербайджанской ССР. Все это дало тот результат, что было раскрыто и предотвращено покушение на Сталина и всю "большую тройку", подготовленное немцами под названием "Длинный прыжок", – рассказал Маис Амрахов.

А еще в Азербайджане недавно принимали делегацию Ассоциации испанской республиканской авиации. В том самом Кировабаде (ныне – Гяндже), где учились испанские летчики, которые все-таки увидели Сталина.

Когда Сталин готовился к возвращению из Ирана в СССР, то провел смотр эскадрильи на земле. Хосе Мария Браво написал, что Сталин спросил его, не грузин ли он. И еще спросил, почему у него летчики в кальсонах. На что Браво отвечал, что нет, он испанец, а это не кальсоны, а так выцвела полевая форма. После этого по приказу Сталина ему и его летчикам наконец-то выдали новое обмундирование.

Может, это и легенда. Но вообще вся та эпопея по обеспечению передвижений и безопасности Сталина стала примером совместных усилий граждан СССР самых разных национальностей. Что до Армении, то на здании, где супруги Вартаняны учились после войны, открыли памятную доску.

"Именно их деятельность дала возможность всем нам жить и творить и в Армении, и в Советском Союзе, и во всем мире", – считает Левон Бабамян.

Ковали Победу вместе. А маршрут Сталина... И на обратном пути истребители и пассажирский самолет приземлялись уже в Баку раздельно – вообще на разных аэродромах. То есть Браво сопровождал самолет Сталина. Но был ли там сам Сталин?

- А есть ведь и другая версия от однополчанина Браво?

- Да, есть еще одни мемуары. И там говорится, что сам-то Сталин из Ирана все-таки не полетел, а поехал на поезде. Потому что у него была, как сказали бы сейчас, аэрофобия.

Крепко запутывали следы советские спецслужбы. Кстати, после войны из Москвы до Тегерана поезда ходили через Армению и Нахичевань. Кто знает, как маршруты пролягут теперь?..