Тема:

Коронавирус 51 минуту назад

Станислав Поздняков – об Олимпиаде, РУСАДА и победе над вирусом

В интервью телеканалу "Россия 24" президент Олимпийского комитета России Станислав Поздняков рассказал о летних Олимпийских играх в Токио, грядущих изменениях в числе учредителей РУСАДА, пандемии коронавируса.

- Станислав Алексеевич, начнем сразу с актуального. Это недавний суд между WADA и РУСАДА, где Олимпийский комитет России был в рамках третьей стороны. И вы в интервью еще в ноябре сказали о том, что довольны позицией Олимпийского комитета России. В чем она заключалась? И почему вы конкретно были довольны?

- Наша позиция заключалась в том, что подобного рода санкции, если они накладываются на спортсменов, должны носить индивидуальный характер. Любое нарушение антидопинговых правил должно иметь свои имя, фамилию и доказательную базу, как это существует в современном мире. В настоящий момент мы не видим, чтобы подобные санкции носили индивидуальный характер, они носят формальный признак коллективной ответственности. А коллективная ответственность – это вещь, которая неприемлема не только с точки зрения морально-этической, но и с точки зрения юриспруденции. Она отвергается законодательством большинства европейских стран. Совет Европы по этому вопросу тоже имеет конкретную позицию, связанную с неприемлемостью коллективного наказания. Это первый момент. Второй момент – в отношении Олимпийской хартии. В Олимпийской хартии четко прописано, что Олимпийские игры – это соревнования между спортсменами, команды которых формируют национальные Олимпийские комитеты. Коль скоро к Национальному олимпийскому комитету Российской Федерации не было предъявлено никаких обвинений, не было никаких подозрений в отношении разбирательства между WADA и РУСАДА, с нашей точки зрения, не существует никаких объективных причин накладывать санкции на Национальный олимпийский комитет и на команду, формируемую Национальным Олимпийским комитетом. Таким образом наши юристы подробно и четко доказали тезис, что наши спортсмены должны ехать на Олимпийские игры в Токио в 2021 году в соответствии с Олимпийской хартией и вместе со всей атрибутикой, которая должна быть в любой национальной команде. Третья позиция, которая представляется также очень важной. Если вы помните, WADA предполагала необходимость доказывать участникам Олимпийских игр от России свою невовлеченность в какие-либо допинговые скандалы. Таким образом, одно из предложений было, что каждый спортсмен должен предоставить не менее шести проб тестирования и так далее.

С нашей точки зрения, эти меры являются дискриминационными, поскольку они направлены лишь на спортсменов отдельно взятой страны, отдельно взятого Национального Олимпийского комитета. Безусловно, это нарушает правила равенства между спортсменами, которые выступают на Олимпийских играх. Соответственно, не должно быть таким образом, что одни спортсмены могут быть дискриминированы по своему национальному признаку, что является грубым нарушением Олимпийской хартии.

- Что касается РУСАДА – эта организация, несмотря на пандемию, выполняла большое количество тестирования спортсменов, но в данный момент по факту осталась без органов управления: ушел в отставку Наблюдательный совет. Вы согласны с тем, что члены Олимпийских комитетов не могут управлять национальными антидопинговыми комитетами?

- В ближайшее время пройдет общее собрание членов РУСАДА, на котором будут проведены изменения в числе учредителей Российского антидопингового агентства, равно как и будет новый Наблюдательный совет. Тот вакуум в руководстве, который сейчас возник, носит очень непродолжительный характер. Кроме того, исполняющий обязанности генерального директора – достаточно компетентный специалист. Он работает до того момента, пока не пройдут все конкурсные процедуры. С точки зрения работы и операционной деятельности РУСАДА нет какого-то разрыва в этом процессе. Для нас это очень важно, потому что мы, как уходящие учредители, заинтересованы в том, чтобы ни на секунду процесс тестирования, планирования, которым занимается РУСАДА, не прерывался. Что касается вопроса, считаем ли мы, что Национальные Олимпийские комитеты не могут быть учредителями или членами Наблюдательного совета, я отвечу таким образом. Если это касается всех государств – это решение принимается на основе общего консенсуса, когда все страны согласны, безусловно, мы это поддерживаем, как часть большой спортивной семьи. В предыдущие годы существовали попытки поставить некие условия РУСАДА, которые не соответствовали бы другим антидопинговым агентствам. То есть то, что сейчас происходит де-юре с 1 января, пытались имплементировать и на российскую стороны в предыдущие годы. Но, к счастью, в ходе наших переговоров с представителями Всемирного антидопингового агентства мы добились того, что этот процесс должен произойти одновременно во всех антидопинговых агентствах мира.

- В последнее время в адрес WADA идет много критики со стороны тех стран, которые до этого были как-то солидарны с их позицией. Это Германия, Норвегия, Австралия и другие страны. Но в то же время получается парадоксальная ситуация, потому что WADA должно отстаивать интересы, но их голоса по факту сейчас не имеют никакого значения.

- Принцип о том, что спортсмены являются корнем и сутью спортивного олимпийского движения, никем нарушаться не должен. В поддержку этих слов хочу сказать, что и WADA, и все международные спортивные федерации, и все национальные олимпийские комитеты в своих управляющих органах имеют представителей спортсменов. Это факт, который сложно сейчас опровергнуть. И в Олимпийском комитете России Софья Великая является как раз представителем спортсменов в исполкоме – в руководящем органе Олимпийского комитета. Такая же ситуация существовала и в WADA. В чем заключалась проблема? Дело в том, что голос спортсменов в WADA был в исполкоме не очень хорошо услышан, потому что представитель комиссии спортсменов в силу каких-то своих политических ориентиров раньше времени покинула свое место в исполкоме этой международной организации, таким образом сама, самостоятельно лишив голоса спортсменов Исполком WADA. То есть это вопрос к бывшему председателю комиссии спортсменов. Но хотел бы сказать, что для нас, для всех участников международного спортивного движения крайне важным является тот факт, чтобы спортсмены были в управляющих органах. И мы сейчас этот тезис продвигаем среди наших национальных общероссийских спортивных федерациях, чтобы в каждой федерации представитель комиссии спортсменов был представлен в главном исполнительном органе. Это очень важно, потому что без прямой коммуникации между руководителями и спортсменами добиться существенного прогресса в управлении любой спортивной организацией невозможно.

- Сенат США недавно принял закон Родченкова, который, по мнению экспертов, может попросту сломать всю антидопинговую систему, ведь он не распространяется на юрисдикцию США. По-вашему, это нормальная ситуация?

- Это является, с моей точки зрения, абсолютно неприемлемой вещью. Мы все прекрасно понимаем, что США не дают контролировать международному антидопинговому регулятору большинство коммерческих лиг – национальную хоккейную либо футбольную лигу, баскетбольную и так далее. Студенческие лиги тоже никаким образом не подпадают под влияние WADA. Поэтому возникает парадоксальная ситуация. На примере: один из известных хоккеистов, попавшись на принятии релаксационного допинга, был на четыре года отлучен от участия в международных соревнованиях. В своей же своей же национальной хоккейной лиге он получил лишь несколько игр дисквалификации. Из последнего случая Футбольной национальной лиги – здесь уже тяжелее ситуация. Был применен более тяжелый препарат, увеличивающий мышечную массу. С точки зрения любого спортсмена, который был бы под юрисдикцией WADA, он бы получил четыре года дисквалификации. Здесь спортсмен получил две недели дисквалификации. Таких случаев очень и очень много. Конечно же, вызывает большое недоумение, каким образом можно транслировать, пусть даже под предлогом благих намерений, трансграничные санкции в отношении представителей стран, если ты в свою страну не пускаешь допинг-контролеров иностранцев. США – это единственная страна, которая на свою территорию допинг-офицеров – граждан других стран не пускает. Поэтому, конечно же, это вызывает удивление, и мы не приемлем подобного рода ситуацию.

- Как вы считаете, как думаете, может, у вас есть какой-то инсайд относительно летних Олимпийских игр в Токио? Потому что сначала – перенос на год, потом не известна информация, пройдут они в итоге или нет, со зрителями или без.

- Мы, как и все олимпийское движение, настроены на участие в Олимпийских играх. Мы к этому событию готовимся, несмотря на то, что на год по объективным причинам оно задержалось. Мы сейчас встречаем большое количество сложностей в связи с эпидемией. Но, тем не менее, и Организационный комитет игр, и Международные олимпийские комитеты, все НОКи настроены на то, чтобы принять участие в этих Играх. Большой оптимизм внушает начало вакцинации в некоторых странах. Это говорит о том, что к началу Олимпийских игр создадутся условия для полноценного участия всех спортсменов. При этом нужно отметить и особо подчеркнуть, что эта вакцинация не является обязательным для участия в Играх. Это вещь добровольная. Но, тем не менее, мы прекрасно понимаем, что любой спортсмен, который готовится к Играм, в его интересах пройти вакцинацию для того, чтобы накануне, за месяц до Игр, не заболеть и не перечеркнуть четырех- или даже уже пятилетний цикл работы. Поэтому я думаю, наши спортсмены активно примут в этом участие. И мы все будем свидетелями большого праздника победы человечества, победы человеческого разума над болезнью.

- Понятно, что тема пандемии проходит через все интервью. Я не могу не спросить у вас, как у президента Олимпийского комитета России: удалось ли этой организации сохранить финансирование, ведь есть же обязательства перед спортсменами?

- Мы очень рады тому, что у нас есть генеральный спонсор – компания "Газпром", которая полностью выполняет свои обязательства перед Олимпийским комитетом России. Соответственно, мы готовы полностью выполнять все свои обязательства перед общероссийскими спортивными федерациями и перед спортсменами. Поэтому по этой части у нас полная финансовая стабильность нашей организации, несмотря на то, что ряд наших спонсоров все-таки по объективным причинам сократил объемы финансирования. Но мы с пониманием к этому относимся. На сегодняшний день это норма. И мы должны к этому относиться как к проблемам наших партнеров – с пониманием и с надеждой, что эта ситуация выправится в ближайшем будущем.

- В сентябре во время исполкома Олимпийского комитета России зашла речь о реформе российского спорта. В частности, вы сказали о том, что некие спортивные федерации работают не лучшим образом. Возможно ли ОКР взять на себя ответственность за эти федерации и наладить как-то их работу?

- Мы на протяжении последнего времени проводили несколько исследований. Летом провели одну из крупнейших аудиторских кампаний и делали свои собственные опросы для того, чтобы понять уровень финансовой устойчивости общероссийских спортивных федераций в связи с пандемией. Не секрет, что большое количество спонсоров ушли из федераций, некоторые существенно сократили свое финансирование. Существенно сократилось финансирование различных беттинговых компаний. То есть бюджеты федераций очень серьезно просели. Кстати, сейчас говорю не про все федерации. У нас порядка 10 федераций (около 20 процентов федераций) по олимпийским видам спорта имеют стабильное финансирование в связи с тем, что они имеют стабильных и сильных спонсоров, которые полностью выполняют. Но сейчас речь идет о большинстве, которые получили достаточно серьезную пробоину в своих бюджетах и не с должным уровнем могут выполнять, нести расходы по своим уставным обязательствам. Это одна сторона вопроса. Вторая сторона вопроса – мы сейчас очень близки к ситуации, когда международные спортивные федерации и международное спортивное сообщество вводят некие принципы или критерии надлежащего управления. Речь идет о соответствии структуре управления федерации от международной к национальным. Речь идет о прозрачности бюджетов, прозрачности спонсорской поддержки, прозрачности распределения данных средств. То есть очень большой объем, который сейчас является некоей тайной некоторых федераций, все равно со временем будет открыт. Потому что мы все – открытые общественные организации, поэтому здесь нам прятаться не за чем. Третья сторона вопроса – это то, о чем я говорил на совете по физкультуре и спорту при президенте. Это вопрос, связанный с антидопингом и с нашей международной деятельностью. Здесь нам нужно действительно очень серьезно поработать. Мы сегодня видим, что лишь 13 из 52 общероссийских спортивных федераций по олимпийским видам спорта имеют штатных сотрудников по антидопингу. Поверьте, это очень низкая цифра. Мы с ней не можем согласиться и будем работать.

- Достаточно незаметно пролетели пять лет. И вот оказывается, что уже с 2015 года легкая атлетика – в полнейшем кризисе, без флага, гимна, президенты меняются, суть не меняется. К вам вопрос простой: что делать в этой ситуации?

- Безусловно, самой важной и существенной претензией со стороны Международной федерации являются изменения антидопинговой культуры в стране. Это вещь, которая не делается в одночасье. Это долгий и не всегда приятный процесс. Но первое – то, что, безусловно, мы должны полностью избавиться от скелетов в шкафу, которые у нас, к сожалению, были. Были и нарушения антидопинговых правил, особенно в легкой атлетике. Это один из самых уязвимых с точки зрения допинга видов спорта. В настоявший момент, я считаю, что наш взор должен быть обращен в первую очередь в региональные спортивные организации для того, чтобы те люди, которые пытаются работать по старинке, что называется, на быстрый результат, были исключены из спортивного и олимпийского движения. В настоящий момент были очень показательны выборы нового президента и президиума Всероссийской федерации легкой атлетики. Мне очень понравилось, что в президиум федерации не вошли те люди, которые так или иначе, пусть даже косвенно, подозревались в нарушениях антидопинговых правил. Это очень показательно. Это говорит о том, что делегаты конференции меняют свое мировоззрение в этом направлении, и, возможно, это поможет нам в среднесрочной перспективе решить проблему с легкой атлетикой. Сейчас, конечно, для нового президента и менеджмента стоит очень большая задача – нужно подготовить четкий и подробный план мероприятий. World Athletics прислала двух своих специалистов в помощь нашим коллегам. И я очень надеюсь, что в указанные сроки эта работа будет проделана, и ее по достоинству оценит World Athletics.

- И заключительный вопрос, наиболее актуальный, буквально повестка последних дней - это решение Международного олимпийского комитета относительно Олимпийского комитета Белоруссии. Как вы к этому относитесь?

- Мне сложно комментировать. На самом деле решение исполкома МОК не носит рестриктивный характер для спортсменов, и, с моей точки зрения, это наиболее важный момент. То есть спортсмены смогут спокойно принимать участие на всех соревнованиях, проводимых Международным олимпийским комитетом, международными спортивными федерациями, под своим флагом, со своим гимном, со своей атрибутикой и так далее. Я думаю, что это самое главное, что нужно было прочитать в этом решении.