Евросоюз как разочарование


EPA

Для Евросоюза уходящий год оказался неким моментом истины, когда в трудный момент стало очевидным отсутствие внутренней солидарности, а о ценностях гуманизма, как это в гимне ЕС ("Обнимитесь, миллионы! Слейтесь в радости одной!") вдруг забыли, и каждая страна, оказавшись лицом к лицу с вирусом, выживала в одиночку.

Началось все с Италии, когда ранней весной эпидемия захлестнула ее прямо-таки с головой. Рим попросил у Евросоюза помощи, но там не торопились. Россия первой направила в Италию сначала подразделения войск химзащиты для дезинфекции, а потом и бригады врачей, которые в самый трудный период весенней волны работали с итальянскими коллегами плечом к плечу.

К концу года с жуткими результатами по заболеваемости, смертности и экономическому спаду Евросоюз подошел раздавленным и деморализованным. Медицинская система даже самых богатых там стран оказалась не готова ни к эффективной санитарной профилактике, ни к массовому лечению. Новых госпиталей никто не построил, а европейская вакцина так и не появилась.

Лучше других справлялась с пандемией Германия, но за год стало ясным, что именно Германия является главным бенефициаром Евросоюза, а для большинства остальных ЕС в тягость. Реально для Франции в тягость иммиграционная политика, навязанная немцами. Южная Европа, будь то Италия или Греция, в неоплатных долгах. До проблем Испании Брюсселю уж точно нет дела. Прибалтика обезлюдела из-за трудовой эмиграции. Восточная Европа – и прежде всего Венгрия и Польша, а также Чехия и Словакия – в откровенных контрах с Западной.

"Запад утратил свою привлекательность в глазах Центральной Европы, и то, как мы устраиваем нашу жизнь, ему не очень по душе. Они не могут навязать нам свою волю, и мы не можем сдвинуть их с нынешнего интеллектуального и политического пути. Страны Центральной Европы выбрали другое будущее, свободное от иммиграции и миграции, даже если Брюссель хочет двигаться в прямо противоположном направлении: к климатическим целям, доведенным до абсурда, социальной Европе, общей налоговой системе, мультикультурному обществу", – заявил премьер-министр Венгрии Виктор Орбан.

Дурную службу Евросоюзу сослужила русофобия, что в уходящем году подчинила сознание европейской верхушки. Когда против России были введены дополнительные санкции, то наш министр иностранных дел Сергей Лавров констатировал неспособность Евросоюза адекватно оценивать происходящее: "Все это прискорбно и наглядно иллюстрирует неспособность Евросоюза адекватно оценивать происходящее в мире, стремление ставить себя вне закона".

И далее: России не стоит ни драматизировать ни навязываться. По факту в отношениях – мороз. Вообще такого еще не было никогда.

"В последние двадцать лет у нас всегда было чувство собственного достоинства. Но те люди, которые отвечают за внешнюю политику на Западе, не понимают необходимости взаимоуважительного разговора. Наверное, мы должны на какое-то время перестать с ними общаться", – подчеркнул Лавров.

И он не оговорился. Недавно то же подтвердил и Кремль. "Как это ни банально, в одиночку танго танцевать не получается. Очевидно, что в свое время не Россия была инициатором свертывания диалогов по всем направлениям. Очевидно, что именно Россия не встречает понимания в своих попытках как-то возобновить этот диалог. И очевидно, что Россия, конечно же, не готова сталкиваться с таким отношением", – заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

Если суммарно, то Евросоюз прошел в этом году радикальную внутреннюю трансформацию. От общеевропейской романтики не осталось и следа. Для всех внутри – сплошное разочарование. И для тех, кто снаружи, тоже.