Тотальная слежка или экстренная помощь? Минцифры РФ подготовило поправки в закон "О связи"


Pixabay

"Исключить информацию о местоположении телефона из-под действия нормы о тайне связи". Такова инициатива Министерства цифрового развития России. Оно уже подготовило для парламента проект специальных законодательных поправок, согласно которым мобильные операторы "будут обязаны без суда передавать правоохранительным органам координаты абонентских устройств". Проще говоря – данные геолокации все тех же телефонов. Что, конечно, уже спровоцировало бурную общественную дискуссию.

Аргументы противников вполне очевидны и предсказуемы: мол, грядет эра тотальной слежки в режиме нон-стоп. А при худшем сценарии сведения о перемещениях российских граждан могут стать доступны неким "третьим лицам". Хотя в Комитете Госдумы по информационной политике уже пообещали подобного не допустить. Да и вообще, ни о каком вмешательстве в частную жизнь речи здесь по умолчанию не идет. Поскольку применять новые правила Минцифры предлагает лишь в тех случаях, когда без них не обойтись. По конкретным поводам. Каким именно?

Найти человека по геолокации мобильного телефона можно было давно. Но, как правило, на процедуру уходили не одни сутки. Теперь, если идея законодателей станет реальностью, фактически сведения о вашем местоположении можно будет получить мгновенно. Но непонятно, как именно. И даже у экспертов есть вопросы.

"Никаких оговорок про условия этих данных органам, в общем-то, нет. И практика правоприменения пока непонятна. Она может быть использована как во вред абонентам, так и во благо. Так как существует много ситуаций, когда нужно действовать немедленно, когда нет времени ждать решения суда", – комментирует инициативу руководитель отдела аналитики SearchInform Алексей Парфентьев.

При принятии этих изменений важно не спешить, уверены все опрошенные нами эксперты. Ведь геолокация связана не только с мобильным телефоном. В ней – жизнь человека. Данные могут показать место жительства, работы, отдыха. Как будут охраняться сведения сотовым оператором и тем, кто их получит – вот главный вопрос.

"Принятие данного закона будет нарушать как статью №23 Конституции "Неприкосновенность частной жизни, право на личную семейную тайну". Поэтому ограничение данных конституционных прав возможно только по судебному решению", – отмечает председатель коллегии адвокатов, кандидат юридических наук Руслан Ягофаров.

Зато этим изменениям в законе обрадовались поисковые организации. Сегодня из-за лишней бюрократии и сложностей взаимодействия между сотовыми операторами, МВД и судами – запросы, переписки, заседания – теряется ценное время при поиске пропавших без вести. Те, кто искал пропавших, точно знают, насколько эти изменения в законе необходимы.

"Делают это сотрудники правоохранительных органов. При поиске пропавшего лица иногда требуется. Потому что есть предположение, что у человека, у ребенка, например, есть телефон и он может быть включен. Поэтому нужно получить необходимые данные, чтобы найти его живым. В таких пунктах пользуются законом об оперативно-розыскной деятельности", – объясняет руководитель содружества волонтеров "Поиск пропавших детей" Дмитрий Второв.

Многие подумали, что закон направлен на установление местонахождения участников митингов и демонстраций. Но в Министерстве цифрового развития опубликовали подробный пресс-релиз. Законопроект касается именно поиска пропавших без вести. Хотя опытные полицейские уверены, что он бы помог и при розыске мошенников, особенно телефонных.

"Зачастую случаются проволочки. Бывает так: пока мы находим оператора, пока оформим все бумаги, пока подпишем, пока согласуем со службой безопасности компании, пока выдадут все необходимые документы от них, фактически он скрывается, бежит", – говорит бывший оперативный сотрудник МВД РФ Михаил Игнатов.

Законопроект направлен на согласование в федеральные ведомства для обсуждения их позиций. По результатам согласования документ будет представлен для обсуждения. В том числе в Общественной палате. Так что спешить в Госдуме с его принятием точно не будут.