Почему мама с дочкой-инвалидом могут оказаться на улице

Дело москвички Ирины Дмитриевой и ее дочери, которым грозит выселение, взяла под контроль детский омбудсмен. Как выяснилось, несколько лет назад квартира Ирины фигурировала в незаконных сделках. И теперь ее нужно вернуть городу. Этот случай не единичный. На этой неделе стало известно о задержании участников преступной группы, которые продавали жилье умерших москвичей.

Квартиру площадью 37 квадратных метров Ирина Дмитриева купила в ипотеку. Сама поселилась на кухне, единственную комнату отдала дочери Марфе. У 12-летней девочки врачи диагностировали муковисцидоз – тяжелое заболевание, при котором может потребоваться пересадка органов. Тщательный уход и комфортные условия необходимы. Новоселье вдохнуло новые силы. Но не успели Дмитриевы толком обжиться, как судьба нанесла новый удар — Ирина получила по почте иск от Департамента городского имущества Москвы с требованием покинуть квартиру, сняться с регистрационного учета и выселиться. Без предоставления альтернативного жилья.

Оказалось, что квартира на улице Изюмской в Южном Бутове уже давно не объект недвижимости, а объект преступления. Вкратце ее история такова: в 2009 году квадратные метры в соцнайм от города, как позже установит следствие, безо всяких на то оснований получает некто Герасимов. Затем жилье оказывается уже в собственности другого гражданина – Шлыкова. Известно, что сделку проводили по утерянному паспорту. Но Росреестр документы принял. В 2017 году по договору купли-продажи квартиру приобретает некто Полонская. И уже она через четыре месяца продает ее Ирине Дмитриевой. И исчезает.

"Все органы одобряли сделку, проверяли. Нотариус, опека. Мы покупали квартиру по закону. Мы вложили все средства, которые у нас были, и взяли еще ипотеку на двадцать лет", — говорит Ирина.

Несмотря на все аргументы Ирины Дмитриевой, суд признал все сделки по квартире незаконными. Теперь Департамент имущества требует вернуть недвижимость городу. О том, что в квартире живет мать с тяжело больным ребенком, чиновники знают.

Для разрешения таких сложных ситуаций ДГИ разработал правовой механизм защиты прав добросовестных приобретателей путем заключения мировых соглашений. Последний владелец квартиры имеет право подать иск в суд о признании его добросовестным приобретателем.

Через какие испытания приходится пройти тем, от кого требуют доказать добросовестность в суде, не раз рассказывала наша программа. В 2015 году сразу 18 владельцев так называемы "выморочных" квартир получили иски от Департамента городского имущества. Семьи с маленькими детьми и пенсионерами годами жили под угрозой выселения. После целой серии сюжетов в Мосгорсуде состоялось заседание, ставшее для многих спасительным и судьбоносным. Тогда казалось, что это переломный момент. И отстаивать всем миром права тех, кто, не желая того, купил украденное жилье, в будущем не придется. Но охотники за бесхозными квартирами не перевелись.

Недавно прошло задержание участников банды "черных риэлторов". Обнаружены готовые пакеты документов на московские квартиры в Орехово-Борисове, Кузьминках и Текстильщиках. Все они принадлежали одиноким пенсионерам. После смерти пенсионеров их квадратные метры должны были отойти государству. Вместо этого они были переоформлены на липовых наследников. Сколько квартир мошенники успели реализовать, пока неизвестно. Но совершенно точно, что после того, как все адреса будут установлены, отдуваться за чужие аферы придется ничего не подозревающим людям. Правда, после изменений в законодательстве в случае выселения положена денежная компенсация. Но только тому, кто докажет, что он – добросовестный приобретатель. Сделать это по-прежнему непросто.

Руководитель Центра защиты жилья и жилищных прав Светлана Гладышева поясняет: "Несмотря на то, что как и прежде, до изменений в законодательстве, иски Департамента удовлетворяют, граждан выселяют на улицу. Без предоставления иного жилья и без компенсации".

Очередное судебное заседание по делу Дмитриевых через две недели. Уже известно, что защищать Ирину и Марфу будет не только адвокат, но и Уполномоченный по правам ребенка.