Конвейеры смерти: закон не помог в борьбе с контактными зоопарками

На теле карликовой свинки Маши – лысины, короста и раны. Такой ее увидели волонтеры в контактном зоопарке Ростова-на-Дону. Назвать счастливыми и здоровыми дикобраза, кроликов и енотов язык тоже не поворачивается. Вокруг тесные клетки, шум и бесконечное тисканье.

"Трогать, гладить и кормить". Волонтер Нина Челохьян не верит глазам: девиз мини-зверинца почти цитирует то, что законом запрещено уже больше года. За это время здесь изменилось только название.

"Они обязаны были ввести, во-первых, соответствующие зоны для животных, которые позволяли бы размещаться исходя из их размера, – говорит зоозащитница. – У животных нет возможности скрытьсяа это обязательное условие".

О нарушениях зоозащитники сообщили в прокуратуру и Россельхознадзор, а пока замять скандал пытается директор заведения – видимо, волнуясь за выручку.

"В 2020 году мы прошли ряд проверок и, в соответствии с федеральным законом Российской Федерации, мы работаем в рамках правового поля", – говорит директор зверинца Сергей Тихонов.

Нечто подобное говорили и владельцы передвижной зоовыставки в Серове, пока посмотреть на измученных обезьян, змей и попугаев не пришли особые гости.

"Однозначно, что здесь отсутствуют надлежащие условия ухода, кормления, ветеринарного обслуживания", – постановил старший государственный инспектор управления Россельхознадзора по Свердловской области Игорь Целиков.

Увы, но, по словам зоозащитников, такие проверки нередко заканчиваются безобидными предписаниями. А ведь закон об ответственном обращении с животными позволяет закрыть почти любой контактный мини-зверинец, даже вне торгового центра.

"Это по большому счету такие конвейеры смерти. Там эти животные живут очень недолго, погибают очень быстро. Те болезни, которые у них могут быть, в том числе передающиеся от животных к человеку, они могут быть очень опасны", – говорит председатель комитета Госдумы РФ по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов.

А не закрывают их в том числе потому, что девать хищников и рептилий, рожденных в неволе, некуда. На всю страну – пара десятков приютов, и те забиты до отказа. Как, например, реабилитационный центр в Калуге, где пострадавших от мучительных ласк зверей спасают больше 15 лет.

"Животные, которых мы забирали из контактников, прежде всего приходили в себя после стресса. У кроликов были переломаны ребра и надорваны уши. У страуса была стрессовая линька, мы его держали долго вообще без любого общения", – рассказала руководитель Центра реабилитации диких животных Вероника Матюшина.

Подобных приютов должно быть в разы больше, причем с поддержкой государства, уверены эксперты. А вот процветание циничного бизнеса во многом зависит и от спроса на сомнительную забаву.

"Почему люди до сих пор продолжают фотографироваться, это большой вопрос. Затискивать – 200 рук в день – одно животное, которому некуда деться… в XXI веке, мне кажется, даже не надо обсуждать, что это плохо", – отмечает президент Центра защиты прав животных Ирина Новожилова.

Закрыть лазейки для мимикрии контактных зоопарков под выставки и мини-фермы неплохо бы и строгим лицензированием подобной деятельности. А еще – повышенными штрафами не только за незаконное предпринимательство, но и за жестокое обращение с животными.