Жуткий жар и загадочное слово: интервью с Владимиром Машковым

Актер Владимир Машков вроде всем известный, но в программе "Вести в субботу" необычный. Многие ли знают, что первый его опыт работы был в ЦРМО №2? Это цех по ремонту металлургического оборудования на Кузнецком металлургическом комбинате. Кем он там работал и почему решил рассказать об этом именно сейчас?

"Я – сварщик. А еще с одной шахты – на другую. Два с половиной километра железной дороги, две стрелки и наша молодежная бригада. Забивал "костыли", – вспоминает Владимир Машков, народный артист РФ.

Машкова привезли в Новокузнецк, когда ему было шесть лет. Именно Кузбасс, Кемеровскую область он считает своей малой родиной.

"Там могилы родителей, там мои близкие друзья, родственники. Это место силы, это мое воспитание", – признается актер.

Мы встречались на открытии новой выставки в Новой Третьяковке. Выставка – к 300-летию начала освоения этого удивительного сибирского края – Кузбасса. Хотя недавно кто-то на такое искусство фыркнул бы.

- Уже давно наступил тот момент, когда нам надо стараться быть максимально объективными и не быть снобами, что мы постарались сделать, – говорит директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова.

- А как же такое пренебрежительное отношение – социалистический реализм? Как это раньше было?

- А почему "пренебрежительный"?

- А было принято лет 20 назад так говорить.

- Да, когда я была студенткой, меня Репин не интересовал.

На самом деле здесь не один только соцреализм. На входе – уникальный плакат "Даешь Кузбасс" в мгновенно узнаваемом стиле Дейнеки. А вот картина, написанная в "оттепель". В белых одеждах – те, кто выполнял самую черную, грязную работу, – грабари.

"Человек по фамилии Филиппов накапывал 500% нормы в день. Его и называли "экскаватор", потому что, по-моему, в самом начале было только два экскаватора на этой стройке", – рассказал Владимир Машков.

"Эта стройка" – это когда в 30-е всего за тысячу дней в Кузбассе создали работающий до сих пор металлургический комбинат в Новокузнецке. А еще в Кузбассе коксуют каменный уголь.

- Там же жар. Жуткий совершенно. В сталеплавильных цехах, особенно зимой, от металла идет какая-то невероятная температура. И здесь тебе жарко, а сзади открыты окна, там минус сорок, – вспоминает Машков.

- Гвозди бы делать из этих людей?

- Как минимум. Если бы моя судьба не поменялась вот так неожиданно, я бы занимался чем-то где-то в районе шахты или металлургического комбината. Меня это всегда привлекало своей невероятно космической монументальностью.

Именно эпохе индустриализации кемеровчане и Третьяковка решили посвятить выставку, которая открывается к 300-летию начала освоения этого сибирского края.

- Это эпоха строительства огромных заводов, фабрик. Это индустриализация социализма. И люди гордились тем, что они делали, – отметил губернатор Кузбасса Сергей Цивилев.

- Социализм в сегодняшнем капитализме как выглядит?

- Я бы так сказал, что если бы это не было сделано тогда, неизвестно, в каких условиях мы бы находились во время Великой Отечественной войны. То, что они сделали, позволило обеспечить нашу оборонную мощь, и это точно такой же вклад, как и на полях сражений.

Но вернемся пока к картине "Грабари".

- Это абсолютно три богатыря!

– Да. Трогательно, – считает Владимир Машков. – Это три поколения. Какая трогательная деталь. У одного в руках – синий, видимо, кисет. Расшитый женой. И множество людей. Там нет техники. Там люди, подводы. Многие приезжали, потому что сказали, что в Сибири будут раздавать сапоги.

Но еще то было время невиданного энтузиазма, когда в Кузбасс со всей страны хлынули комсомольцы-добровольцы. И возникло движение стахановцев, которому в 1939-м была посвящена грандиозная всесоюзная выставка.

- Руководил этим проектом тогдашний нарком промышленности Серго Орджоникидзе, – поясняет Трегулова.

- И этого никто не видел с тех пор?

- Никто не видел.

В частности, в запасниках обнаружен, как считают в Третьяковке, настоящий шедевр – триптих художника Амшея Нюренберга (когда-то – соседа по мастерской Марка Шагала), на котором изображена знаменитая тогда на всю страну бригада шахтеров-стахановцев. И сколько же молодых и интересных лиц!

"Мне кажется, что было бы очень интересно пополнить, сделать выставку, посвященную этому проекту, действительно проанализировать, как государство работало с художниками и как художники, являясь в какой-то степени инструментом пропаганды, продолжали оставаться художниками", – подчеркнула Зельфира Трегулова.

- Думаю, что в каждом городе Кемеровской области есть улица Энтузиастов, – сказал Владимир Машков.

- И никому не надо объяснять, кто это такие.

- Да, такое это загадочное для многих слово, но оно все равно из области чувств. Как раз это 30-е годы, когда началось стахановское движение. Они – реальные участники тех событий.

Мы даже встретились уже с дочерью одного из них.

"В 1933 году, когда шахтеры еще работали киркой, бригада Борисова одной из первых освоила работу отбойный молотком и стала перевыполнять план в 1,5-2 раза", – рассказала дочь шахтера Галина Гладышева.

- Невероятно тяжелый труд шахтера, который был всегда очень уважаемый. И мы видим людей, абсолютно уверенных в целях и задачах, уверенных в себе, – отметил Владимир Машков.

- А кто-то сегодня может сказать, что это, может быть, наивно, стахановское движение…

- Наверное, некоторые люди и так могут на это посмотреть. Но эти люди создали то, что создать было под силу было только им.

Состоялось уже и официальное открытие этой необычной выставки в Третьяковке. Но мы, работая над целым фильмом к 300-летию Кузбасса, начинали снимать еще в реставрационной мастерской РОСИЗО. Почему, когда наша новая знакомая, увидев эту картину еще там, не сразу поняла, кто из изображенных ее отец, стала сравнивать изображенных на картине с фотографиями из пожелтевших газет?

"Мне было три месяца, когда погиб отец. Ему было 37 лет. Отца откопали на 21-е сутки – это со слов мамы. И когда горноспасатели откопали отца, они были крайне удивлены: он был как бы в движении, как дуто бежал. Так и погиб, стоя", – вспоминает Галина Гладышева.

- Есть еще одна картина, которая называется "Рекорд". Но изображен на ней не рекорд, а цветы, которые, может быть, остались после церемонии поздравления, а может быть, после похорон и прощания с теми, кто этого рекорда добился, – сказал Машков.

- Как это, спускаться туда каждый день?

- Я был раз пять. Я каждый раз поднимался. Я человек, далекий от Бога, но я Бога благодарю, что я вернулся.

- Как они на это идут?

- Я много разговаривал с ребятами-металлургами и шахтерами. Ведь шахтерских династий очень много. Именно династий. Человек случайный в забое или в металлургическом цеху долго не задержится. Либо ты входишь туда и понимаешь, что рядом с тобой твои люди и ты хочешь с ними быть, либо они тебя отталкивают. Это призвание.