Зицер – родителям: "Не берите в плен детей собственными страхами"

Любовь родителей к своим чадам порою бывает деспотичной и мешает детям жить. С другой стороны, родителей тоже можно понять: легче запретить ребенку что-то делать, чем волноваться за него. В ходе онлайн-стрима на медиаплатформе "Смотрим" педагог Дима Зицер попытался ответить на вопросы, которые на первый взгляд были совсем о разном, а на самом деле – об одном.

Любовь из Ангарска рассказала о своей 13-летней дочери Софье: "Шестиклассница, отличница, музыкальная школа, скрипачка, международные конкурсы, все в порядке с самооценкой. В школе общается со всеми, ее уважают, она президент класса, но близких друзей – таких, к которым можно обратиться в любой момент, и они все бросят и придут, выслушают и помогут, – нет".

У самой Любы есть близкая подруга – именно такая. А ее дочь страдает: в редкие выходные ей не с кем поболтать, куда-нибудь выйти. И она готова общаться даже с мамиными подругами. Сама Соня пытается завести дружбу с одной девочкой, но та живет далеко, за городом…

Дима посоветовал маме приглашать на выходные в дом своих гостей. А еще лучше пригласить далеко живущую девочку в гости с ночевкой. Но мама не разрешает не только самой Соне ночевать вне дома, но и не приветствует ночевки других детей у них. А все потому, что боится за дочку: девочка скоро станет девушкой, как бы чего не вышло... "Почему же так не доверять своему ребенку, что не отпускать ее в дом к однокласснице? И тем более не пускать ночевать знакомую девочку в свой дом? Попробуйте устроить дочке такую тусовку, и через два дня она скажет вам, что у нее появилась лучшая подруга", – пообещал Любе Зицер.

"Мы, родители, боимся за наших детей. Но это наши страхи. И справляться с ними должны мы сами. Но мы вместо этого берем ребенка в плен, и тогда мы перестаем бояться. Но так мы разрушаем отношения с ребенком!" – поясняет педагог.

Разговор о родительских страхах продолжила Кристина из Санкт-Петербурга. Ее сыну 11 лет, он занимается акробатическими танцами. Женщина боится, что парень будет показушничать на улице, забывая о технике безопасности. Можно ли показывать сыну видео с несчастными случаями, чтобы напугать возможными травмами?

"Первое: дома нужно создать ситуацию взаимного доверия, – говорит Зицер. – Такая атмосфера установится, если не ограничивать ребенка ненужными запретами и страшилками. И тогда если мама в кои-то веки посоветует чего-то не делать, ребенок к этому прислушается".

"Второе: Мама может сказать ребенку о своих страхах за него. И это может стать не запретом, но дополнительным стимулом поостеречься, – продолжил Дима. – Третье: Мама должна "глубоко дышать". Свой страх нужно перебарывать. Нужно быть рядом, но не запрещать ребенку делать того, что он хочет".

И еще: Кристина, как выяснилось, сама была в детстве выпендрежницей, и поэтому подозревает в том же сына. И это хорошо – детям нужно рассказывать о себе. Дети любят, когда родители говорят не о них, а о себе, и это учит обе стороны слушать друг друга и очень укрепляет доверие в семье.

Еще один вопрос поступил в программу не от мамы, а от 11-классницы Валерии из Димитровограда. Она хочет взять gap year, чтобы определиться, куда поступать. На самом деле, девочка уже определилась – она хочет поступить в американский вуз, и свободный год после школы ей нужен как раз для подготовки к экзаменам туда. Но мама не верит в шансы дочери стать американской студенткой и категорически против ее намерений. Как убедить ее позволить Лере попытаться осуществить мечту и реализовать свое право на ошибку?

Как выяснилось, мама не столько опасается отпускать девочку в чужую страну, сколько боится, что за год та "расслабится" и не захочет поступать совсем. "Маму надо успокоить, – предлагает Валерии Зицер. – Измените подход к ней. Не козыряйте своим правом распоряжаться своей судьбой. Примите ее опасения, поговорите с ней по душам, объясните, что хорошо ее понимаете и цените ее отношение к себе. Но не принимайте ее аргумента "Поступи, как я хочу, ради меня". Обезоруживайте маму сочувствием и готовностью ее поддержать. И не пугайтесь возможного маминого упрека "Я же говорила", если поступить не удастся.