Забыл подать документы в вуз: советы для родителей выпускников

С окончанием ЕГЭ и получением аттестатов для выпускников наступает следующий этап: поступление в вуз.

Большая часть определилась заранее, классе в десятом, а то и в девятом, наметив себе приблизительный список учебных заведений, где они хотели (и могли бы) согласно своим талантам и обретенным знаниям продолжать обучение.

Список был утвержден и принят родителями. Те, в свою очередь, наняли лучших репетиторов, чтобы ребенок получил наивысшие баллы по необходимым для поступления предметам.

Он старательно занимался и успешно справился с экзаменами. "Мог бы, конечно, и лучше", – вздыхала в мае-июне чуть кокетливо мама подружкам. Но те в ответ ее успокаивали: "У Васильевой такие же баллы, а Кипшидзе – помнишь – в прошлом году сдавал, так у него намного ниже были, и он поступил".

Тем не менее "ребенок" не поступил. На этот случай интернет подготовился давно и уверенно, припася несколько десятков публикаций, где даются советы, что делать родителям не принятого вузом абитуриента.

Советов дается 5, 8, 11 – сейчас модно обозначать число в заголовке. Нет только рекомендаций, что делать, когда выпускник не поступил, даже не начав участвовать в общенациональном высшеобразовательном забеге. Потому что он забыл отнести в приемную комиссию свои документы.

В этом месте надо внести уточнение, поскольку далеко не все читатели разбираются в нюансах поступления: подавать документы в этом году можно и нужно онлайн. Это значит, что не нужно собирать по папочкам копии, заверять их, развозить и рассылать по учебным заведениям. Достаточно отсканировать, "забить" в форму на сайте выбранного вуза, дождаться ответа, что документы приняты. И ждать зачисления, либо информации о вступительных испытаниях (экзаменах, проходящих в некоторых университетах после ЕГЭ, по результатам которых принимается решение о принятии того или иного выпускника).

Ребенок забыл не поехать в выбранные вузы, а отправить документы из дома, с родного компьютера. По крайней мере, так он объяснил ситуацию родителям.

Справедливо считая такое объяснение маловразумительным и недостаточным, родители – умные и приятные люди – пытаются понять, что на самом деле стоит за поступком или, скорее, за бездействием их личного абитуриента. Они уточняют: возможно, ребенок передумал поступать, нашел себе более интересное занятие, специальность?

Не передумал и не нашел, уверяет сын. Он искренне мечтал и мечтает по сей день поступить в МГУ (или любой другой вуз). Просто забыл – с вами разве такого не бывало?

Не бывало, отвечают родители, вконец удивленные подобным отношением к собственной судьбе. Они обращаются за советом к интернету, но там не находят его. Тогда они просят помочь друзей.

Те быстро решают чужую проблему, уверяя, что это саботаж, ставший зеркальным отражением детоцентричной системы воспитания. Подумав немного, родители не принимают критику их детоцентричности, поскольку они никогда не давили на сына и не следили за ним.

Но соглашаются в первой части: саботаж – любимый метод их ребенка. Он не спорит, со всеми предложениями соглашается, но делает все по минимуму от требуемого, работает на 15% от необходимого.

Родители в ужасе: им кажется, что их ребенок такой единственный, что они одни такие. Не одни, не единственный.

Все чаще подростки "забывают" подать документы. Или, сделав усилие над собой, подают, после чего даже не пробуют узнать, зачислены ли они. Могут не узнать, когда испытания, не прийти на занятия 1 сентября или на сессию.

И за этим может стоять очень много факторов и диагнозов. Синдром дефицита внимания, высокофункциональный аутизм, депрессия как следствие стресса, вызванного особенностями пандемийного образования. Да и просто от стресса, присущего переходному возрасту.

Самое простое – это психологическая проблема, когда школьника усиленно мотивировали поступать, но он внутренне, на подсознании просчитывает, что не осилит этого, и ему проще заранее сдаться. Потому, опасаясь провала, он откладывает любые действия в сторону поступления насколько это возможно.

Порой он даже хочет учиться, закончить вуз, стать специалистом в какой-то области но не может преодолеть ментальную пропасть между школьной жизнью и неведомым будущим. Ему не хватает внутренних сил, и он боится сделать шаг вперед, уводящий его от привычного мира.

Давать советы или рекомендации в такой ситуации сложно (и практически бессмысленно). Родителям настоящую причину непоступления принять сложнее, чем согласиться с мыслью, что их ребенок – ленивый эгоист, думающий только о себе.

Тем не менее единственное, что может помочь, – это внимание к ребенку, готовящемуся к новой, неведомой части жизни. Даже если это означает запереть свои амбиции на ключ. Потому что жить с этой травмой придется ему.