Тема:

Нелегалы в Европе 2 недели назад

Замкнутый круг: никто не знает, что делать дальше с мигрантами


Getty Images

Из Минска домой в Ирак вылетела очередная группа мигрантов. Почему такое было бы невозможно, если бы мигранты были в ЕС?

Весь скромный быт большой езидской семьи умещается на двух квадратных метрах. Из Ирака на белорусско-польскую границу привезти удалось немногое: тяжкую память о войне, шрамы от ранений и старые брюки.

"Я выходец из печально известного села Кочо. В 2014 году наш дома и дома наших соседей были уничтожены террористами из ИГИЛ (запрещено в РФ). После того, как на моих глазах, убивали моих братьев, я был вынужден вместе с семьей бежать в Курдистан, где в палаточных лагерях мы и прожили последние семь лет", – рассказывает беженец Рудван.

Геноцид 2014 года, совершенный запрещенной группировкой "Исламское государство", по данным ООН, унес жизни более 5000 представителей этого народа. Еще более 50 000 тысяч навсегда лишились возможности жить на родной земле. И 200 из них прямо сейчас находятся здесь.

"Ни одного езида еще не встретил, который бы хотел вернуться на родину. Они утверждают: куда угодно, только не в Ирак. Потому что там невыносимые условия для жизни", – отметил Фаград Амарян – представитель Международной федерации езидско-курдских общин.

Делегация российских езидов к границе приехала сразу. Как минимум помочь с переводом – большая часть населения лагеря говорит только на диалекте курманджи, не знает английский и почти не понимает арабский. Делегаты переводят слова президента Белоруссии: "Здесь большинство людей, которые хотят воссоединить свои семьи, найти своих родных и близких, которые находятся в Германии. Но блокируют все это поляки. Пропустите этих людей в Германию".

Именно на шоколадные конфеты дети набрасываются в первую очередь. Всего за 19 дней мигрантам раздали более 100 тонн гуманитарного груза – продуктов, теплых вещей и игрушек. Но все еще нет понимания, что делать дальше.

Полевая кухня, тонны гуманитарной помощи, баня, какие-никакие, но все же спальные места – это уже почти целый город со своей инфраструктурой и населением чуть больше 2000 человек.

Удивительный кризис идентичности: сама Европа считает Ирак страной, опасной для жизни. Депортировать туда беженцев из ЕС нельзя, но если мигрантов выдворяют обратно в Белоруссию, то оттуда депортировать можно. Только денег на это ЕС не дает, это ведь нарушает те самые принципы. А потому важнейшую запятую в этом непростом порядке слов "вернуться, нельзя, остаться" беженцы должны, по идее, поставить сами. Это замкнутый круг.