Как корейцы возвращаются на историческую родину

Интересен опыт Южной Кореи. Там уже десятилетия работает программа по возвращению корейцев со всего мира в Южную Корею, а также по поддержке корейских общин за рубежом. Собирание нации – фактически национальная идея. Под этот проект – возвращение корейцев на родину – снимаются даже художественные фильмы. Сейчас заработал и специальный закон о поддержке сахалинских корейцев. Для нас это – потери. Но удерживать кого-либо мы не будем.

Ритм корейских барабанов здесь – почти народная музыка. Сахалин – единственный регион на карте России, где корейцы по численности – на втором месте после русских. Во время игры на барабанах музыканты должны стать единым целым – то, к чему всю жизнь стремились поколения сахалинских корейцев. И только сейчас они воссоединяются.

В январе Республика Корея приняла закон, которого ждали долгие годы, – о возвращении на историческую Родину. Согласно ему, переехать на постоянное место жительство в Корею теперь может не только старшее поколение корейцев, вывезенных на Сахалин, но и их прямые потомки – дети.

Когда объявили прием заявок, документы подали 1063 человека. Сейчас они, уже сами дедушки и бабушки, улетают к своим родным, с которых началась история сахалинских корейцев.

"Сахалинские соотечественники были корейцами, которых японское правительство насильно перевезло на Сахалин в период с 1938-го по 1945 годы. Если говорить точнее, то в случае сахалинских корейцев они проходят не процедуру получения корейского гражданства, они проходят процедуру восстановления в гражданстве – репатриацию", – отметил Ко Мун-Хи, исполняющий обязанности генерального консула Республики Корея во Владивостоке.

В начале ХХ века и вплоть до 1945 года Корея была колонией Японской империи. А Южный Сахалин считался японской префектурой Карафуто. На острове нужно было добывать уголь, валить лес, строить железную дорогу. На изнурительные работы силой отправляли корейцев. Япония выслала на Сахалин по меньшей мере 16 тысяч человек. Казалось, все закончилось, когда император Хирохито призвал японские войска капитулировать. Но нет.

В августе 1945-го в сахалинском порту на берегу Анивского залива собирались корейцы. Они были свободны и все всматривались вдаль: когда же на горизонте появятся пароходы, которые заберут их домой. Но возвращать их на Родину никто не собирался. С тех пор эту возвышенность назвали горой Слез или горой Печали. В память о трагедии сахалинских корейцев здесь возвели монумент. Два силуэта словно символизируют разделенные корейские семьи: они вечно стремятся друг к другу, но никогда не воссоединятся.

Насильно перевезенные корейцы полвека не видели родных и не были на Родине. У многих было три имени – русское, корейское и японское. Из-за путаницы в документах некоторые так и не смогли оформить гражданство.

"Например, моя мама и тетя до сих пор не имеют ни российского, ни советского гражданства, потому что у них есть расхождение со свидетельством о рождении. У них корейские имена, была допущена ошибка, это частая практика для чиновников того времени", – рассказала Юлия Дин, старший научный сотрудник Сахалинского областного краеведческого музея, кандидат исторических наук.

Потрясением в 1991 году стал спутниковый телемост между Южно-Сахалинском, Сеулом и Тэгу. Он впервые за 50 лет дал возможность поговорить и увидеть друг друга разлученным родителям и детям, братьям и сестрам. Он и положил начало программе репатриации. Ее в 1992 году совместно начали правительства Японии и Южной Кореи. Вернуться в Корею позволяли тем, кто был рожден до 15 августа 1945 года. И снова им пришлось бросать свои семьи – уже в России. Детей брать с собой не разрешили.

Елена Со плакала в 2000 году, провожая в Сеул маму. Сейчас слезы вытирает ее дочь. Новый закон позволяет Елене ухаживать за 90-летней мамой не как гостье, а как согражданке. Но долгие годы в России изменили менталитет сахалинских корейцев. И двойное гражданство для них не значит, что и Родины тоже две.

"Я чувствую, что не покидаю Россию. И я никогда не смогу ее покинуть, потому что это моя Родина. Это все, что мы можем, все что мы знаем, все, чему мы научились. Это все дала нам Россия", – признается Елена.

Культура и традиции русских и корейцев настолько тесно сплелись на острове, что разделить их уже невозможно. Разлука принесла много горя, но стала причиной этнического феномена. И те, кто улетел за южнокорейским паспортом, не смогут отказаться от паспорта российского: слишком многое оставляют они на Сахалине.