Злость на босса и голоса в голове: томский поджигатель раскрыл свои мотивы

Действовал "на почве личных неприязненных отношений". Так полиция Томска говорит о мотивах Александра Шнайдера. Того, который устроил поджог местного гипермаркета. Накануне днем сотрудник магазина неожиданно взял с полки бутылку растворителя, щедро полил им поддоны с пиротехникой и поднес зажигалку.

Как итог – пожар, который тушили 11 часов, поскольку пламя захватило больше 3,5 тысячи квадратных метров торговой площадки. Чтобы справиться с ЧП, понадобилась почти сотня спасателей. А сегодня в новостях из Томска мелькают уже совсем другие цифры.

Статья №167 Уголовного кодекса РФ. Часть вторая – "Умышленное уничтожение имущества с тяжкими последствиями". А значит, до пяти лет реального срока. Именно такое дело было заведено после пожара. Как сообщают в полиции, поджигателю уже предъявлено обвинение.

Шнайдер задержан, вину не отрицает и даже вполне охотно пытается объяснить следствию свои мотивы. Что еще он рассказал на допросе? И какие выводы из этого можно сделать?

Шутливый пост о мелком хулиганстве на странице поджигателя уже не выглядит таким безобидным, как раньше. Сейчас он собирает негативные комментарии жителей Томска.

Страницу Александр Шнайдер не закрывал. Впрочем, как и не стеснялся говорить о том, что сделал, уже на допросе. Будничный нарратив о том, что мог убить сотни человек.

До большого поджога у самого преступника все горело внутри. Он злился на своего начальника. Шнайдер, как сообщается, расклеивал ценники, но постоянно их путал. Ему делали замечания, которые надоели так, что все вышло из-под контроля. Эмоции переросли в грандиозный пожар. А перед тем, как его устроить, к Шнайдеру, как сам он рассказал, приходили инструкции: некие голоса в голове, которые и подтолкнули на этот шаг.

"Психически больной человек отличается от всех вокруг тем, что он, когда думает что-то сделать, гораздо хуже осознает, какие последствия будут у этих действий. Мы осознаем, например, что, если я подожгу торговый центр, меня посадят. Мы получаем гремучую смесь: у него есть злость и желание наказать людей, несправедливо поступивших с ним. А на другой стороне – отсутствие осознания последствий и голоса, которые вторят ему: "Да, давай!" – комментирует ситуацию психолог по тревожным расстройствам Павел Жавнеров.

По предварительной информации, Шнайдер состоит на учете в психоневрологическом диспансере, но у специалиста не появляется уже два года. К тому же, ранее был судим за кражу и угон автомобиля. На эти моменты то ли не обратил внимание работодатель, то ли просто не проверил сотрудника перед приемом на работу.

"Это связано со многими категориями сотрудников, которых мы не можем направить на какие-то освидетельствования: медицинские, психиатрические. И возникают соответствующие коллизии. Это касается ситуаций, когда работодатель не имеет права требовать от сотрудника справку об отсутствии судимостей. Если я устраиваюсь грузчиком, какая разница, за что я сидел. А если я иду работать в детский сад, работать с детьми, то тогда интересно, и это совсем другая ответственность", – отмечает юрист по трудовому праву Дмитрий Кофанов.

Этого сотрудника в томском гипермаркете запомнят надолго, хотя он проработал две недели. От огромного здания остался металлический каркас. Предварительно, ущерб только от поджога магазина оценивается в два миллиарда рублей. Что касается суммы всех уничтоженных огнем товаров, пока даже сами представители сети не называют сумму. Но там не исключают возможности, что здание смогут восстановить. Нужны соответствующие экспертизы.

"Все объекты, которые есть, особенно отдельно стоящие, конечно, застрахованы. Здесь необходимы будут дальнейшие разбирательства уже со страховой компанией: что повлияло, кто виноват. Существуют и в социальном пакете у сотрудников те или иные моменты, связанные с чем-то неприятным", – объясняет директор Союза независимых сетей России Иван Бабухадзе.

Возмещение ущерба также ложится на плечи поджигателя. Но, как говорят юристы, работодатели редко проходят все процедуры, чтобы привлечь виновника к материальной ответственности. Надеются на уголовную. Что касается Шнайдера, его судьба пока неизвестна. Еще только предстоит выяснить его психическое состояние. Как говорит мать задержанного, она сама толком не знает, что с ее сыном.

Больше новостей – на медиаплатформе "Смотрим".