Тема:

Отравление Скрипалей 3 суток назад

Лондон продолжает вести себя в стиле "англичанка гадит"

Лондон продолжает вести себя в стиле "англичанка гадит"

Пару лет назад в "Вестях недели" мы коснулись важной для англичан традиции — гадить России — и вот вновь есть повод вернуться. Казалось бы, странная вещь, ведь Англия в годы противостояния Европы с Наполеоном финансово помогала России. Уже в ХХ веке в двух мировых войнах мы были союзниками: сначала в Антанте, а потом и в антигитлеровской коалиции. Но нетрудно заметить, что союзницей России Лондон становится лишь в крайнем случае — тогда, когда для Великобритании возникает угроза прямого уничтожения и без России уже никак. Так было при Наполеоне, так было в Первую мировую и во Вторую мировую. Без России как союзника не было бы сегодня Великобритании.

В другие времена Лондон предпочитал действовать против России. Причем Великобритания соперничала грязно — чужими руками, исподтишка, вероломно, под ложными предлогами, раздувая русофобию, изобретая неожиданные претензии, ставя ультиматумы, — вспомним и Керзона, и Чемберлена — и выстраивая внутри России и вокруг нее многочисленную шпионскую сеть. Отсюда и крылатые слова в русском языке: "англичанка гадит". Им уже не одна сотня лет. Примеров — масса: от соучастия в цареубийствах до укрывательства на Британских островах всех, кто хоть как-то может помочь расшатать Россию.

Примеров несть числа. Да вот хотя бы друзья детства и активные русские революционеры середины XIX века Александр Герцен и Николай Огарев. Вынужденные скрываться от русского царя, они нашли приют в Лондоне. Именно Герцен и Огарев стали первыми русскими политическими эмигрантами. И именно в Лондоне Джемс Ротшильд стал финансировать их "Вольную русскую типографию". Вот как сам Герцен описывает свой тогдашний мотив в мемуарных хрониках "Былое и думы": "Глупо или притворно было бы в наше время денежного неустройства пренебрегать состоянием. Деньги — независимость, сила, оружие. А оружие никто не бросает во время войны, хотя бы оно было неприятельское или даже ржавое".

А далее — от Ленина до Березовского. Ленин основал свою партию "нового типа" на съезде в Лондоне. Да и вообще какое-то время даже жил в Лондоне под фамилией Рихтер со своей благоверной Надеждой Константиновной Крупской.

А уже и сто лет спустя мастер политических интриг — часто со смертельным исходом — Борис Березовский тоже нашел убежище в Лондоне. Взамен на сотрудничество с британскими спецслужбами. Правда, в Лондоне же Березовский и погиб. При мутных обстоятельствах — с шарфом-удавкой на шее. Было это пять лет назад.

Своим Березовский в Великобритании так и не стал. В местном приличном обществе его не принимали. Круг общения беглого олигарха был крайне узок. И это отчуждение не просто факт частной жизни именно Бориса Березовского.

Английское общество традиционно замкнуто, а джентльмены работают лишь на Великобританию, очень избирательно взаимодействуя друг с другом. Правила чести и даже хороших манер распространяются у них лишь на равных. На всех остальных — нет. Не распространяются. Этот негласный принцип не всегда можно понять и тем более принять. Но он — рабочий. Его нужно просто запомнить. Тех, кого английский джентльмен считает ниже себя, он может обмануть. И это не грех. А если еще в интересах Великобритании, то даже и доблесть. Тех, кого английский джентльмен, считает ниже себя, можно убить. И это тоже будет приемлемо.

Сколько британские войска поубивали людей уже в XXI веке? Например, в Ираке и Ливии? Никто в Лондоне и не заморачивается, хотя те войны по всем меркам позорны. Но английские джентльмены не комплексуют, ведь убитые ими не равны настоящим британцам.

Это колонизаторское высокомерие и двойные моральные стандарты — одни — для себя, другие — для других — многое объясняют. Например, увлечения шпионскими играми. Если в других странах разведка — удел профессионалов, то для англичан — национальный вид спорта, престижнейшее занятие даже для богемы, будь то писатели или музыканты. При делах были очень многие: от Даниэля Дефо — автора "Робинзона Крузо" — до Грэма Грина. Его книги — "Тихий американец" и "Наш человек в Гаване". Чего уж говорить об авторе бестселлеров про Джеймса Бонда Яне Флеминге. Кадровый разведчик дважды приезжал в Советскую Россию в канун Второй мировой. Шпионом в MI6 после Второй мировой работал и Джон ле Карре. Ныне здравствующий британский писатель Фредерик Форсайт — его книги изданы десятками миллионов экземпляров — под конец жизни сознался, что более 20 лет работал на британскую разведку, в том числе против СССР.

Интересен талантливый музыкант, виртуозный пианист Поль Дюкс. Заброшен еще в Российскую империю, почти 10 лет был "спящей почкой", но потом, пройдя дополнительное обучение, осенью 1918-го стал резидентом британской разведки. Обладал способностями маскироваться, меняя парики и одежду разных слоев русского общества, проникал в самые разные среды, вплоть до закрытых заседаний Петроградского совета. Всю его сеть чекисты вскрыли и обезвредили. Сам Дюкс насилу унес ноги. Потом тоже написал книгу — "Красные сумерки и рассвет". Король Георг V назвал Дюкса "величайшим из воинов" и посвятил шпиона в рыцари.

Разведка есть в любой стране мира. Но в Англии к своим шпионам — особое отношение, как нигде. Там даже есть поэтически пафосный "Шпионский марш". Вышел из-под пера Редьярда Киплинга. "Певец шпионов" Киплинг, кстати, тоже работал на британскую разведку в колониях. И есть в его "Шпионском марше" такое двустишье:

В честной игре войны

Место шпиона не тут".

 

И далее — вот в чем понимание романтики профессии:

 

Пикет обойди кругом,

Чей облик он принял, открой,

Стал ли он комаром

Иль на реке мошкарой?

Сором, что всюду лежит,

Крысой, бегущей вон,

Плевком среди уличных плит –

Вот твое дело, шпион!

 

В какой еще стране, кроме Англии, вы найдете такую поэзию?

Впрочем, крылатые слова в русском "англичанка гадит" Лондон подпитывает и в наше время — с помощью новых технологий и новых спецопераций.

Помните их прошлогодний фильм о Путине? Их корпорация ВВС, что главным принципом своей журналистики провозглашает беспристрастность, в своем якобы документальном фильме так рисовала Путина. Это что, беспристрастность? Разбирая их технологию, мы тогда то же самое сделали с их королевой. Ужасно, не правда ли? Но это не наш выбор. Сейчас можем нарисовать такие же трупные пятна на Терезе Мэй.

Это беспристрастность? Нет же! Но ведь именно такая же пристрастность очевидна и в зловредной антироссийской интриге, которую Великобритания закручивает в наши дни. Причем Лондон готов втягивать в эту странную пляску и Америку, и страны Евросоюза обманом. И внутренне для высшего британского слоя это простительно. Ведь лгать морально, если обманутый не равен тебе. А немцы, французы и поляки готовы Лондону верить. Не могут же они признать себя неравными?

Сегодня