• USD
    70.4999
  • EUR
    79.2207
  • IMOEX
    2801.66
  • RTSI
    1235.18
  • DJA
    8344.08
  • NASDAQ
    10207.63
  • BRENT
    42.78
  • ГАЗПРОМ
    197.17
  • Газпрнефть
    334
  • Роснефть
    365.3
  • АЛРОСА
    65.54
  • Сбербанк
    210.81

Собянин рассказал, как Москва будет возвращаться к привычной жизни

Собянин рассказал, как Москва будет возвращаться к привычной жизни

Ситуация в Москве меняется в лучшую сторону. Как ограничительные меры в столице будут снимать в дальнейшем? Насколько долго они продлятся? Об этом и не только в интервью Дмитрию Щугореву на телеканале "Россия 24" рассказал мэр Москвы Сергей Собянин.

- Сейчас людям хочется услышать подробней о тех мерах, о которых вы объявили накануне во время разговора с президентом. Спортсмены спрашивают, когда откроются фитнес-залы, спортзалы, фитнес-центры; бегуны не хотят бегать в масках. Прочие не до конца понимают, как гулять по графику после 9 утра — с этим, я думаю, до 1 июня мы разберемся, как и с любым нововведением. Тем более сейчас я вижу, что на сайте mos.ru появилась карта, где можно по каждому дому посмотреть, в какой график он вписан. В принципе, понятно: люди сейчас хотят, чтобы все поскорей закончилось — желательно "вчера". Вам, как руководителю мегаполиса, наверняка тоже хочется того же самого, но все-таки задача у вас другая – сохранить людей. Вы во время интервью, кстати, ни разу не использовали слово "самоизоляция", зато вы сказали "режим самосохранения". Мне кажется, это не просто так.

- Да, это действительно не просто так, потому что мы часто виним, скажем, тех же санитарных врачей: "вот нам навязали какой-то режим", и "вообще нам надоел этот режим", и "когда вы его отмените". Знаете, это те не вещи, которые кто-то сидя в кабинете придумывает. Это жизнь сама диктует нам: это вопрос самосохранения, сохранения жизни и здоровья людей. Все наши превентивные меры нужны для того, чтобы не допустить жесткого развития сценария развития пандемии. Ну и алгоритм отмены всех этих мер зависит не от чьего-то желания, а от объективной ситуации, которая бы позволила без риска для жизни людей отменять те или иные ограничения. Слава Богу, такие времена наступают.

- Расскажите, пожалуйста, как та ситуация, которую мы имеем сейчас, соотносится с теми мерами, которые вы объявили на период с 1 по 14 июня?

- Должен порадовать: несмотря на то, что мы открыли всю промышленность, стройку, что количество людей на улицах увеличилось, что МФЦ приступили к работе — тем не менее ситуация не ухудшилась — благодаря работе медиков, всей медицинской системе, которая противостоит коронавирусу. И, самое главное, благодаря ответственному поведению москвичей. Потому что мы одновременно с раскрытием целых отраслей ввели меры дополнительные – масочного режима на транспорте, в торговле и так далее, ужесточили требования к работе предприятий. Все это вместе дало возможность сегодня констатировать, что ситуация не ухудшилась, а улучшилась, причем значительно улучшилась. Вспомните, Дмитрий, не так давно мы обсуждали количество вновь выявленных больных коронавирусом, которое измерялось пятью, шестью тысячами, а сегодня речь идет о двух тысячах, двух с половиной. Ситуация минимум в два раза лучше чем какое-то время назад. И на 40 процентов лучше того, что мы имели до 12 мая, когда приступили к работе все крупные предприятия города. Поэтому то, что мы на сегодняшний день имеем, те успехи, которых мы вместе с вами добились, позволяют сделать следующие шаги к открытию новых производств, новых сфер экономики и, самое главное, разрешению прогулок для населения.

- Как я понимаю, главное в данной ситуации — чтобы люди, несмотря на хорошую погоду, солнце и лето, не перешли к тому объему контактов, какой был до эпидемии. Насколько угроза еще сохраняется сейчас?

- Конечно, сохраняется. Сами по себе цифры очень высокие. И главная задача — двигаться постепенно, но к улучшению. А не так, что взять, все пораскрыть, безответственно принимать какие-то решения, а потом все это попрет вверх и потом опять будем все закрывать. Не хотелось этого допустить. Поэтому одновременно с тем, что мы даем возможность работы сферы торговли в полном объеме (практически без всяких ограничений — ярмарки выходного дня, бытовые услуги), возможность прогулок — не одновременно всем, но по определенному графику, — но все равно можно, — одновременно мы говорим, что даже выходить на улицу лучше в маске. Потому что когда люди выйдут гулять, никто не гарантирует, что они не сконцентрируются до такой степени, что будет непосредственный контакт. Люди будут находиться в метре-полуметре друг от друга. И кто гарантирует, что рядом с вами не находится человек, который является носителем коронавируса, даже если у него никаких признаков болезни нет? Я еще раз напомню, скриннинговые исследования, которые мы проводим по Москве на сегодняшний день, выявили 14 процентов, — это по сути на всю популяцию, на всех москвичей 14 процентов людей, — которые имеют маркеры коронавируса, в основном которые уже получили антитела. Но это все равно большой процент. Часть из них находится в стадии формирования иммунитета — и еще имеют маркер lgm, который говорит о том, что там протекает болезнь. Поэтому, давая возможность для нормальной жизни, одновременно мы призываем — я призываю — москвичей быть крайне осторожными.

- Сергей Семенович, мне-то это как раз очень хорошо понятно, потому что я еще помню курс гражданской обороны, в котором говорилось также о защите населения при эпидемической угрозе. Один из принципов инфекционной безопасности — вовремя выявить источник, и чем меньше время на поиск этого источника, тем лучше. Насколько мы сейчас приблизились, если так можно выразиться, к таким эпидемическим нормативам?

- Мы превысили их. По Москве, насколько я помню, норматив минимальный, установленный Роспотребнадзором – это 7 тысяч тестов. А мы делаем по Москве около 50 тысяч ПЦР-тестов. Это один из самых высоких показателей в мире среди всех городов. Сейчас начинают масштабировать всю систему ИФА-тестов, которая проводит беспрецедентное скриннинговое исследование. И, как мы и говорили, начинается прием москвичей в поликлиниках по записи. Запись открыта, насколько я помню, на 2 недели. И активность москвичей очень высокая, запись практически вся заполнена. Открываются все новые дни для записи. Возможно, что мы попытаемся и дальше наращивать этот объем. Честно говоря, я даже не думал, что это будет настолько популярным и востребованным.

- Нет, это как раз можно было предположить. Всем людям хочется узнать, болели ли они коронавирусом до этого или нет, потому что это один из самых сейчас популярных разговоров: "в декабре переболел или в январе".

- Да, разговоры-то разговорами, но когда мы 70 тысяч человек опрашивали и приглашали в поликлиники, явилось 5-7 тысяч. Из 10 приглашенных приходил только один человек. Поэтому у меня были сомнения, что кому-то захочется сейчас приходить сдавать кровь, идти в поликлинику и так далее. Оказалось, что активность действительно высокая. И я благодарен москвичам, потому что знание – лучше, чем незнание. Знание того, что происходит в городе с точки зрения появления иммунной прослойки, которая определяет течение любой эпидемии — по ней видно и начало, и пики, и спад и так далее. Это важная очень информация. Ну и конечно, понимание для каждого человека, в какой стадии с точки зрения маркеров он находится. Либо у него ничего нет, либо у него маркер, который говорит о том, что у него протекает болезнь, либо он выходит из болезни, либо он уже получил антитела.

- Сергей Семенович, говоря об ограничениях, можно посмотреть на международный опыт. Многие страны уже сейчас перешли к 4-й, 5-й стадии снятия ограничений, когда открываются рестораны, салоны красоты, при этом руководители санитарных органов  говорят, что меры предосторожности — маски, перчатки, социальная дистанця, — останутся достаточно надолго. И вы в вышеуказанном интервью также сказали, что нужно подождать, пока не появится вакцина. Мы прекрасно знаем, что появление вакцины автоматически не означает, что она сразу начинает применяться, нужно еще определенное время на ее испытание. Как сказал Сергей Шойгу накануне в беседе с президентом, вакцина может появиться уже в июле. Меры по ограничению, соответственно, должны будут продолжаться до этого момента. Стоит ли рассчитывать на то, что все-таки у нас периодически будут вводиться новые послабления? Что заработают, например, летние кафе? Веранды у ресторанов? Что заработают, наконец, салоны красоты?

- Конечно мы надеемся, что это тоже придет. И мы не будем дожидаться, пока все население Москвы будет вакцинировано. Конечно, если позволит ситуация, если будет сохраняться динамика снижения заражения населения, то будут и следующие шаги, связанные и с фитнес-залами и салонами красоты, и со всей другой красотой, которая есть в городе.

- Сергей Семенович, накануне президент дал вам поручение оказать поддержку тем регионам, в которых еще достаточно сложная эпидемиологическая обстановка. Это и Северная Осетия, и Дагестан, и Забайкалье. Сегодня в эти регионы уже направлена группа медиков. Но люди спрашивают: в Москве на самом деле самая тяжелая ситуация, в Москве больше всех инфицированных, в Москве больше всего госпитализированных. Не окажемся ли мы в той ситуации, когда у нас не будет хватать медиков, не будет хватать лекарств из-за того, что мы сейчас перенаправляем ресурсы?

- Ничего подобного. Когда у нас была сложная ситуация, мы привлекали даже не десятки, а сотни медиков из других регионов. К нам приезжали и из Чечни, и из Дагестана, и из Владимира, и из Пскова, и с других регионов, которым мы сейчас помогаем. Нам помогали в огромном количестве — люди приезжали, нанимались на временную работу. Сегодня 50 процентов коечного фонда, определенного под COVID-19, свободно. 50 процентов – это огромный объем. И мы сейчас начинаем работу по переводу этого свободного коечного фонда в нормальную плановую работу. Запасы лекарств, средств индивидуальной защиты, ИВЛ и так далее в Москве созданы большие, рассчитанные на другую, гораздо более жесткую ситуацию, чем сегодня. Я как раз давал интервью в одном из временных медицинских центров. Это огромный центр мощностью 15 тысяч квадратных метров. У нас сейчас вся ковидная группировка — 27 тысяч квадратных метров, это плюсом 15 тысяч, которые стоят в резерве. В случае осложнения ситуации они будут задействованы. Надеюсь, что это не понадобится. Но, тем не менее, резервы, которые необходимы для борьбы с COVID-19, в Москве созданы мощнейшие. И выделение нескольких бригад и небольшого количества медикаментов для регионов, естественно, никаким образом нарушить безопасность Москвы не может. Но чтобы помочь регионам, этого будет достаточно. Они же тоже сложа руки не сидят. У них там тоже развернуты и коечные фонды, и врачи, и так далее. Но в чем ценность московских врачей? Они первыми прошли самую огромную нагрузку, приняли, как говорят, самый первый удар. Они выработали новейшие методики, испытали их на деле. Их опыт и знания, конечно, пригодятся в регионах. Этим надо делиться. Мы проводили вообще огромное количество онлайн-семинаров, чтобы научить людей работать, помочь им выработать и освоить новые методики. Но одно дело онлайн, другое дело, когда рядом в реанимационной палате находишься с теми врачами, которые подсказывают, какие решения надо принять. И очень важно помочь сегодня тем регионам, которые находятся в тяжелой ситуации.

- Сергей Семенович, у нас есть несколько вопросов, которые записали мои коллеги — редакторы и корреспонденты, давайте сейчас к ним перейдем. В основном сейчас людей интересует и то, что будет во время сдачи тестов — верней, по результатам. Вот что спрашивает, например, Сергей Тимошенко.

Сергей Тимошенко: Здравствуйте, Сергей Семенович! Если у человека во время тестирования на антитела обнаружен коронавирус, что дальше делать?

- Если обнаружен коронавирус, то вам должны позвонить из call-центра, соответственно, должен вас посетить врач, выписать больничный лист, обеспечить наблюдение за вами, лечение, если это будет необходимо, взять дополнительно еще ПЦР-тест, который имеет некую другую технологию, но может дать официальное подтверждение этой болезни. Естественно, что надо будет выполнять предписания врачей. Это важно. Слава Богу, у большинства из тех, кто проходит ИФА-диагностику, уже выработаны антитела, то есть они имеют иммунитет к коронавирусу. Но часть действительно выявляется тех людей, которые сегодня находятся в стадии болезни. И, конечно, надо соблюдать определенный режим, стараться не выходить из дома, оградить своих родных и близких, чтобы не заразить их инфекцией. Это очень важно. Надо придерживаться этих правил обязательно.

- Да, и тем более, как вирусологи говорили в эфире нашего канала, что те результаты, которые получаются, не могут означать определенно, что у вас сейчас нет этого заболевания. Они просто выявляют антитела и потом уже, соответственно, в результате другого теста, можно выяснить, болеете вы сейчас или нет. Сергей Семенович, есть еще один вопрос от Ирины.

Ирина: Здравствуйте, Сергей Семенович! И я хотела бы узнать, как можно получить результаты тестирования на антитела. Это будут какие-то СМС приходить, оповещение как те, которые мы получаем, когда нас приглашали сдавать тесты? Или все-таки можно создать какой-нибудь на сайте департамента здравоохранения закрытый раздел? Спасибо большое.

- Ирина, для этого не нужно создавать никаких специальных разделов закрытых. Вся информация об ИФА-тестах загружается в вашу личную электронную карту, с которой вы можете ознакомиться. Она имеет специальную систему доступа, закрытости и так далее. Она принадлежит вам, и вы на этой электронной медицинской карте можете получить всю информацию. Дмитрий, я все-таки хотел дополнить: на самом деле, у нас не классические ИФА-тесты, а ИХА-тесты. В чем отличие? Если простой ИФА-тест определяет только маркер g и говорит – переболели вы или не переболели, то ИХА-тест определяет маркер m, который показывает, что у вас болезнь протекает. Более того, мы определяем уровень этих тестов. Это несколько другая, значительно более совершенная система. И она точно определяет, есть ли какой-то уровень заболеваемости у человека в данный момент или нет, находится он на начальной стадии болезни, средней, конечной стадии. Если взять несколько проб, то можно увидеть динамику, как нарастают антитела.

- Да, Сергей Семенович, вы сейчас стали больше разбираться в методиках тестирования, чем некоторые специалисты, которые на нашем канале выступали. Вот еще есть один вопрос, тоже достаточно характерный, и тоже по поводу медицинской помощи. Задает Лариса.

Лариса: Сергей Семенович, здравствуйте! Меня зовут Лариса Викторовна. У меня такой вопрос: когда в институте Склифосовского восстановится плановая госпитализация? Подскажите, пожалуйста, мы очень ждем.

- Лариса Викторовна, со следующей недели во всех больницах города Москвы возобновляется плановая помощь. Понятно, что она не в раз нарастится, будет постепенно наращиваться, но, тем не менее, мы уже и с этой недели разрешили клиникам организовывать плановую помощь. Скорей всего, большинство из них реально приступит к приему пациентов со следующей недели. Для этого необходимо пройти определенную процедуру, сдать тесты. Выдержать какой-то период времени – так, чтобы врачи были с гарантией уверены, что пациент, который приходит к ним, не болеет коронавирусом. Так, чтобы у нас там не создался очаг заражения, чтобы мы потом не закрыли потом это отделение и больницу. Этого допускать не надо, поэтому определенные предосторожности все равно будут.

- В связи с этим, Сергей Семенович, такой еще вопрос. Настало ли сейчас время  возвращать некоторые больницы, которые были перепрофилированы под борьбу с коронавирусной угрозой, под свой привычный профиль?

- Да, я направил письмо: где-то неделю тому назад мы отказались от трех клиник федеральных, которые планировалось переводить под коронавирус. Сейчас я подготовил очередной блок клиник, которые мы предлагаем Министерству здравоохранения вернуть в нормальную жизнь, плановую помощь. Часть наших клиник будет переходить — в общей сложности где-то на 5 тысяч коечного фонда. 5 тысяч – много это или мало? Например, Коммунарка – это 600 коек, а некоторые большие клиники  – это около 2 тысяч коек. Это большой объем. Ну и постепенно будем другую часть переводить. Но какая-то часть больниц все равно будет оставаться, потому что нам важно держать ситуацию, гарантировать москвичам помощь в случае заражения коронавирусом.

- Сергей Семенович, я хотел спросить про военный парад, который состоится в Москве 24 июня. К этому времени будет уже возможность людям посмотреть его не только по телевизионной трансляции?

- Вы знаете, Красная площадь имеет свои ограничения, и всегда на день парада приходили по пригласительным билетам. В этот раз ситуация более сложная: конечно, свободного доступа там не будет. Тем не менее, я думаю, что к 24 июня ситуация будет лучше, по крайней мере, я очень надеюсь на это.

- Да, мы все на это надеемся.

- С Министерством обороны мы сейчас готовим.

- Да, естественно, с Министерством обороны у вас сейчас будет плотная работа по организации действительно этого для всех очень важного события. Все ждут — действительно, это очень символично, 24 июня — как и в 1945 году, 75 лет назад. Сергей Семенович, не будем вас больше задерживать. Разрешите вам также здоровья пожелать, это действительно сейчас очень важно. Сергей Семенович, спасибо вам за этот разговор.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере