Орегонский гриб-монстр: самый большой организм на Земле

Гигантский крокодил с Филиппин, вошедший недавно в Книгу рекордов Гиннесса как самое большое создание среди себе подобных, по габаритам и в подметки не годится не то что какому-нибудь слону, что было бы логично, а даже грибу. Более того, с размерами растущего в Орегоне "монстра" не может тягаться ни один живой организм на Земле, сообщает Independent.

Крупнейшее живое существо на планете было обнаружено биологами в реликтовых лесах Америки. Если вы, думая о самом большом организме в мире, представляете себе гриб размером с пятиэтажный дом, то, боюсь, вас ждет разочарование. Опенок темный или медовый, латинское название которого звучит как Armillaria ostoyae, легко умещается в ладони. При этом, как ни странно, фраза: "Я набрал целую корзинку самых больших организмов в мире" не является бредом сумасшедшего.

Рассуждая о размерах опенка темного, исследователи говорят не о каждом конкретном грибе, а о площади грибницы этого вида живых организмов. И вот здесь уже есть чему удивиться. Она разрасталась по древним лесам Орегона в течение 2 400 лет, нещадно уничтожая корни деревьев, попадавшиеся у нее на пути. Именно поэтому медовый гриб называют монстром. За это время его грибнице удалось "захватить" 880 гектаров национального парка Malheur в восточной части Орегона.

"Щупальца" грибницы находятся на глубине одного метра под землей и занимают площадь, равную примерно 1 665 футбольным полям. Можно ли использовать "монстра" по назначению, то есть, употреблять в пищу, спросите вы? Да, но лучше не стоит, говорит биолог Тина Дрейсбач из лесной службы орегонского города Корваллис.

"Несмотря на то, что самый большой живой организм на планете обычно называют медовым грибом, на вкус он, мягко говоря, вовсе не сладок. Я бы смогла его съесть только вместе с большим количеством сливочного масла и чеснока", — заявила Тина Дрейсбач.

Американские биологи говорят, что хотят научиться контролировать распространение "монстра" по лесам, так как он убивает деревья. При этом исследователи осознают, что это естественный процесс, который длился не одну тысячу лет, и его прерывание может привести к непредсказуемым последствиям для экосистемы орегонских лесов.