Тема:

Юбилей Никиты Михалкова 1 месяц назад

Юбилейное интервью Михалкова: в хорошей семье отец ест последним

Никита Михалков

Никита Михалков
globallookpress.com

Никита Михалков

В день 75-летия Никиты Михалкова на телеканале "Россия 1" вышло большое интервью ведущего Владимира Соловьева с прославленным режиссером и актером, которому за особые заслуги в развитии отечественной культуры и искусства президент России присвоил звание Героя труда.

- Никита Сергеевич, во-первых, никто не скажет, что вам 75, потому что...

- Больше?..

- Потому что вы в прекрасной физической форме, несмотря на тяжелые испытания. Потому что блестящий разящий ум, ирония, чувство юмора. Вы освоили все те новые средства общения с аудиторией, которые, как считают, людям нашего возраста неподвластны. Но вы ворвались, и там, конечно, разите врага гневно, остро, точно, остроумно. Никита Сергеевич, а лучше будет?

- Понимаешь, так много народу говорит, что будет хуже, поэтому хочется сказать, что все-таки не все потеряно, и мы исторически так или иначе выходили из положения, потому что прав Шукшин, который говорил, что "счастье, когда смел и прав".

В сегодняшней ситуации я совершенно уверен, и мы это видим все, маски сброшены, все понятно. Та страна, которую хотели видеть наши коллеги, которую им попытались подарить и Горбачев, и Ельцин, не стала такой, какой им хотелось, чтобы она осталась, особенно после Мюнхенской речи Путина. И это вызвало невероятное раздражение и сумасшедшую активность для того, чтобы нас поставить в позу позднего раскаяния.

И самое ужасное – ладно, когда мы видим врага внешнего, все-таки мы сумасшедшую и самую страшную войну выиграли. И не одну. Но в XX веке – самую страшную.

Самое большое опасение вызывает то, что во внешней политике мы сопротивляемся, и, слава тебе Господи, у нас есть возможность защититься нашими военными технологиями.

Это – величайшее для нас счастье, потому что нас бы уже раздавили давно, если бы не это. Но у меня ощущение, что мы не понимаем, какую деятельность развивают наши коллеги, и насколько они находят отклик внутри нашего государства.

- То есть нас сжирают изнутри?

- Понимаешь, какая штука: воспитывается некий слой людей, которые готовы открыть ворота в осажденный город. Они уже к этому готовы. И (тому свидетельство) – то, что происходит вокруг нас, то, что происходит в наших республиках бывшего Советского Союза, то, как стягивается этот узел...

Если мы посмотрим кривую происходящего внутри – да, конечно, есть вещи, которые люди не воспринимают.

Есть хамы губернаторы, есть ошибки. Коронавирус – совершенно страшнейшее осмысленное, не осмысленное, но оружие против человека. Причем, против его внутреннего состояния.

Конечно, есть много недовольных людей, но мы должны понимать, что мы сегодня – единственная страна в европейском и частично в азиатском мире, которая пытается, хочет и может охранить национальные и христианские ценности.

- Поэтому такая ожесточенная война, поэтому и санкции умудряются вводить за то, что мы смеем вносить изменения в собственную Конституцию. Это же вообще – беспрецедентно!

- Вообще Европарламент- это удивительная организация... Это потомки великих людей – и Данте, и Микеланджело, и Гете... Это страны, которые создали великую европейскую культуру, философию, экономику. И они на полном серьезе (на полном серьезе!) предполагают, что могут вносить поправки в Конституцию другой страны, заставлять Россию хорошо себя вести!

Они потерялись. А знаешь, почему потерялись? Потому что они продали и предали все свои ценности. Просто продали и предали! Они жирели под ядерным американским зонтиком, им было нормально, потому что им рассказывали, что есть коммунизм, с которым нужно бороться.

Америка их защищала. Шли совершенно сумасшедшие финансовые махинации. Они расслабились. Им стало мало того, что они имели, захотелось еще чего-то...

Потом туда (в Европу) пришли другие люди, которым есть за что умереть.

Я не оправдываю шахидов, но пришли те, которые могут пожертвовать своей жизнью ради своей веры.

Еще раз повторяю: я не говорю, что это хорошо. Я говорю о том, что это есть. Пришли люди, которые могут так себя вести по отношению к тебе, а ты объясняешь свою трусость тем, что это мультикультурализм, толерантность – тем, что "мы – интеллигентные люди"...

И теперь в Швеции – богатой Швеции – полицейский, выступая по телевидению, предлагает женщинам не выходить вечером на улицу!

И с этим ничего не сделать. Ничего. И вот сегодня такое бессилие кончается тем, что они себе в ущерб закрывают "Северный поток-2".

- Но мы-то за ними идем. Мы говорим только о прошлом... Бесспорно, "Бессмертный полк" вытащил нашу страну. Но мы не говорим о великом будущем, мы стесняемся говорить об идеологии, мы стесняемся изменять систему обучения в школе, в университете, мы стесняемся быть патриотами.

- Я использовал в новом "Бесогоне" твою передачу, где Яков Кедми говорил: до тех пор, пока они приравнивают Советский Союз к гитлеровской Германии, вы не имеете права с ними разговаривать. Он абсолютно прав.

Сегодня я совершенно убежден, что надо прекращать объяснения. Да, это трудно, да, это лишения, да – это нужно понять. Это – политическая воля. Но мы должны понимать, что никому мы сильные не нужны.

Мы нужны были такие, которые развалили свой ВПК, развалили свое производство, безработные люди, ученые, которые торгуют бананами и так далее.

Это было, да, было. Страшное время. Но сейчас мы понимаем, что только сами можем себе помочь. Мы должны понять, что надо перестать вести с ними "бла-бла" и поднимать свое производство.

Но если они тратят сотни миллионов долларов на работу внутри нас – и против нас, а мы не имеем своих национальных серверов (которые здесь, а не в Лос-Анджелесе), то как мы не понимаем, что детишки, которые будут прикладывать ладошку, чтобы получить завтрак (а рисунок ладони не меняется), через 20-30 лет будут руководителями страны, – и где вся эта информация будет? Никто не знает. У нас нет возможности это проследить.

Я совершенно точно понимаю, что нам надо иметь все свое.

- А идея-то в чем? Мы так часто говорим, что должна быть национальная идея России, под нее должно выстраиваться все. Должен быть образ будущего России.

- Национальная идея России очень простая: только национальные интересы!

- А они в чем?

- Они заключаются именно в том, чтобы эта огромная великая страна понимала свое значение и понимала, что только своими руками у себя дома она может все сделать для себя. Хватит работать на кого-то!

- Мне вспоминается фраза Путина: "Где заканчивается граница России? Граница России нигде не заканчивается". Мы сейчас смотрим, как пытаются оторвать Белоруссию, мы смотрим на страшные события в Карабахе, мы смотрим, что в Киргизии, мы понимаем, что будут поджигать Казахстан. Мы понимаем, что все это де-факто направлено против нас. Мы смотрим – Украина. Понимаем, что ни сегодня – завтра все равно вспыхнет Донбасс. А мы все время делаем вид, что это все не про нас, давайте чуть-чуть постоим в стороне, просто понаблюдаем и скажем: "Ай-яй-яй"...

- Понимаешь, нужно собирать людей, которые могут в глаза сказать всем правду.

Много лет назад у меня была "бредовая" идея, которую так и назвали: "Михалков – всероссийский дворник". Приборка в стране должна быть.

Это не субботник с веником, это не убрать мусор на берегу реки. Это – глобальная приборка в стране, когда власть на местах и народ на местах должны посмотреть друг другу в глаза. И народ должен сказать: "Ты можешь это сделать, ты это обещал? Сделай. Не сделаешь – тебя сожрут!"

Должно быть понимание того, что есть ответственность. Настоящий хозяин ест за столом последним: сначала он кормит тех, кто от него зависит, кто на него работает.

Человек, который купил фабрику за копейки, должен в нее вкладывать, а не высасывать из нее все и отправлять в офшоры. Банальные вещи говорю. Но по-другому невозможно.

Если мы не будем относиться к своей стране, как к своей комнате, к своему родному месту, когда огромная страна станет для тебя малой родиной, ты понимаешь, что здесь надо прибраться.

Да, конечно, есть международные отношения. Но если мы не сфокусируемся на себе, то все, что с нами делают снаружи, внутри – это разъезд.

Я уважаю людей, которые выходят и хотят, чтобы их услышали, но мы же понимаем, что огромное количество среди них – те, кому нечего делать другого.

Этим управлять очень легко, и мы видим, как этим управляют. Это не значит, что, скажем, люди, которые живут в Белоруссии, несправедливо требуют от Лукашенко, чтобы он не врал и вел себя прилично. Эти люди правы.

Но если посмотреть: а что дальше? Потому что одно дело – сломать то, что есть, другое дело – понимать, что дальше, и к чему это может привести.

- Никита Сергеевич, вы – один из немногих людей, у которых есть возможность высказывать все ваши идеи лично руководителю страны. Но это небольшой секрет, что вы много лет дружите. Вы когда-то впрямую говорили, что Путин – ваш друг, и вы гордитесь этой дружбой. Путин понимает остроту проблемы?

- Мне было бы очень печально удостовериться, что не понимает. Я не хочу в это верить в силу того, что по очень многим примерам его существования во власти мы видели, насколько дальновидно, насколько глубоко он понимал и понимает проблемы.

Когда ты видишь правительство, которое сидит с карандашиками, записывает, что нужно сделать, а через два года президент совершенно искренне изумляется: "Мы же должны!" – вот это и есть, между прочим, одна из частей приборки в стране.

Когда ты даешь распоряжение, а люди не находят времени, возможности, желания это довести до конца, потому что страна огромная, масса дел (ну кто увидит, что происходит в Томске или в Новосибирске?) – это безответственность.

Даже безответственность – не то слово. Это желание получить удовольствие от власти.

- Сейчас есть надежда, что правительство довольно профессиональное, жесткое, но надо видеть результаты. Потому что время тяжелейшее, множество вызовов, множество неизвестных. Конечно, людям нужны результаты. Превыше всего сейчас – результат.

- Если наша страна перенесла такие чудовищные испытания и выжила, если было столько соблазнов, на которые мы велись и потом от них умели отказаться, я совершенно уверен в том, что власти (и особенно власти на местах) нужно разговаривать с людьми с глазу на глаз, говоря правду.

Русский человек с уважением относится к тому, когда с ним разговаривают, как с равным. Это принципиально важно.

Уверяю тебя: огромное количество людей, которые так или иначе существуют при властных структурах страны, ее не знают, не чувствуют и не понимают этого масштаба.

Очень важно чувствовать этот пульс, иначе у людей не будет желания оставаться жить на малой родине. Это значит удержать страну.

Когда мы видим пустые города, что происходит на Севере, когда мы видим, что люди уходят из деревень...

- Я помню этот ваш страшный фильм ("Чужая земля")...

- Бернард Шоу сказал: "Скупайте землю, ее больше не будет". Если эта земля не имеет рук человеческих – местных, своих, национальных, то на Востоке это будут делать китайцы, а на Севере – шведы, норвежцы и так далее. Им хватит тех кусков, которые они заберут. Поэтому если мы сами не будем эту землю лелеять, она от нас откажется. Она – живое существо.

- Меня часто спрашивают: в чем отличие гениальности от всего прочего? Я могу привести в пример вас. Потому что мое определение гениальности очень простое: гений отличается от обычного человека тем, что он осознает ответственность перед Богом за дарованные таланты и поэтому работает в тысячу раз больше, чем человек, который винит во всем окружающих и никак не может осознать своей ответственности. Вы же великий трудоголик! Сколько работаете вы – сложно найти таких людей.

- Я знаю одного режиссера, он любил выступать на зрителя, и к нему приходили записки. Между других записок он открыл одну, где было написано: "Верно ли, что вы гений?" Он очень скромно отвечал: "Не так. Я не хочу быть великим режиссером".

- Никита Сергеевич, а вам не надо быть. Вы можете делать все что угодно, это уже от вас не зависит. За вас все говорят ваши работы – их столько, и они такого блистательно качества, признаны во всем мире... Знаете, приятно, когда вам завидуют, и приятно, когда вас ругают, понимая, что хоть таким образом они пытаются прикоснуться к великому!

- Мой отец сказал однажды: "Лучше пусть завидуют, чем сочувствуют".

- Это хорошая фраза. Никита Сергеевич, с днем рождения! Вы обещали хороший веселый анекдот.

- Может быть, не для всех, но он очень показательный. Анекдот-вопрос: "Если вы запрете собаку и жену в багажнике на три часа, а потом откроете, кто вам больше всех обрадуется?" На этой обнадеживающей для собак ноте мы и закончим.