Авторы "Бомбы" ездили за вдохновением в закрытые города

Телеканал "Россия 1" продолжает показ многосерийного фильма "Бомба" о людях, спасших мир от нового американского оружия. О том, как удалось сочетать в картине историческую и научную достоверность с художественным вымыслом и заразить зрителя страстями, которые движут героями, рассказывает сценарист сериала Максим Белозор. Смотрите остросюжетную историческую драму по будням в 21:20.

- Фильм охватывает период с 1945 года по 1949 год, и всю эту нашу великую историю вы через себя пропустили. Что зацепило?

- Только что война закончилась, промышленность на три четверти разрушена. Только что было четыре года подвига – и начался во многом адекватный войне новый четырехлетний подвиг. В совершенно жутких условиях нужно было создать не просто бомбу, а целую отрасль, которой не существовало. А о том, какой она должна быть, не имелось ни малейшего представления. Сотни производств для изготовления комплектующих были созданы с нуля. И все это – в нереальные сроки, которые установили Сталин и Берия. И когда я стал об этом читать, тема показалась очень увлекательной, очень интересной.

- Насколько сильно вам пришлось углубиться в материал?

- Все знают, что мы сделали атомную бомбу через четыре года после американцев, слышали имена Курчатов и Харитон. Но тема очень серьезная, и всем, кто имел отношение к написанию сценария, пришлось въехать в проблему, в историю, чтобы получилась не приблизительная какая-то залепуха, а серьезный рассказ про ученых, которые занимаются архисложными делами в архисложных условиях. Пришлось прочитать гору литературы, просмотреть кучу "документалки". И я могу сейчас без ложной скромности сказать, что об основных процессах создания ядерного заряда я имею достаточно точное представление.

- Работали только "за столом" или что-нибудь довелось увидеть своими глазами?

- Есть две части создания бомбы: одна – наработка оружейного плутония, вторая – сама конструкции бомбы. Игорь Курчатов занимался проектом в целом, но основное время уделял строительству ядерного реактора на Урале. А Юлий Харитон со своей командой сидел в городе Сарове и пытался создать РДС-1 – готовое "изделие", которое должно было рвануть и стать результатом всей работы. И нас несколько раз возили в два до сих пор закрытых города: Озерск, где стоит частично разобранный первый реактор А1 ("Аннушка") и где кроме него есть реакторы, которые успешно работают (мы все это видели), и за периметр в Саров, где создавался заряд. Города производят потрясающее впечатление, там живут ветераны отрасли.

- Какие впечатления остались от встреч с ними?

- Колоссальные! Мы там беседовали, наверное, с двумя десятками людей, которые, конечно, к первой бомбе отношения не имели, но имели отношение к последующим атомным, а потом и к водородной. Они всю жизнь проработали в этих городах, и знакомство с ними стало одним из самых мощных эмоциональных моментов в создании фильма. Им всем за 80, очень разные, но все в прекрасной физической форме, прекрасно одеты, у них прекрасно работает голова, они помнят все до деталей, и я не исключаю, что еще оказывают услуги родным "конторам". Они, конечно, посматривали на нас не без иронии, но мы их смогли убедить в серьезности наших намерений. Конечно, когда они увидят фильм, у них наверняка будут вопросы, но я очень надеюсь, что эти могучие во всех смыслах слова старики не будут плеваться и тыкать в нас пальцами, ведь мы работали от души.

- Сериал все же не документальный, а художественный. Сколько в нем вымысла и сколько исторической правды?

- Мы старались максимально приблизить сюжет к реальности, сделать все достоверно. Понимали, что нас будут смотреть не только ветераны, но и Росатом, где знают и технологии, и историю. В научных разговорах вранья, мне кажется, не будет, но с хронологией пришлось поиграть, потому что иначе не выстраивался сюжет. А главные герои у нас не Курчатов и не Харитон, а трое молодых ученых. Ни у одного нет прямого прототипа, и здесь мы дали волю фантазии. С учетом реалий времени были придуманы характеры и личная история трех близких друзей – двух молодых физиков-мужчин и женщины между ними. Получился классический любовный треугольник.

- Но исторические личности в фильме все же есть. Их образы сложно было создать?

- Ответственности больше. Хотя людей, которые лично знали Курчатова, почти не осталось, но сама фигура, сам масштаб личности – как и Харитона, Ванникова, про которого меньше знают, а это был генерал, который просто сгорел на этой работе... Мы опирались на рассказы, воспоминания, мемуары. Что меня поразило: это были гениальные люди, для которых не было ничего важнее и интереснее их дела. Но при этом они были широко образованны, читали книги, знали языки, играли на музыкальных инструментах. Они как-то ухитрялись быть культурными, интеллигентными. Это были живые люди.