Тема:

Сериал "Грозный" 4 недели назад

Тиран родом из детства: эксперты о личности Ивана Грозного

Характер-постер сериала "Грозный". Сергей Маковецкий - Царь Иван IV Грозный
Характер-постер сериала "Грозный". Александр Яценко - Царь Иван IV
Характер-постер сериала "Грозный". Татьяна Лялина - Анастасия Захарьина
Характер-постер сериала "Грозный". Сергей Маковецкий - Царь Иван IV Грозный
Характер-постер сериала "Грозный". Сергей Маковецкий - Царь Иван IV Грозный
Характер-постер сериала "Грозный". Александр Яценко - Царь Иван IV
Характер-постер сериала "Грозный". Татьяна Лялина - Анастасия Захарьина
Характер-постер сериала "Грозный". Сергей Маковецкий - Царь Иван IV Грозный

В ближайшее время на телеканале "Россия 1" состоится долгожданная премьера сериала "Грозный". В русской истории немного найдется персонажей столь же ярких и противоречивых одновременно. Не первый век специалисты спорят о его роли в отечественной истории и до сих пор не могут прийти к консенсусу. Как, впрочем, и в оценке человеческой сущности Ивана Васильевича. Оставив в стороне государственную деятельность царя, мы подобрали для вас самые интересные штрихи к его психологическому портрету. А о том, каким заглавный герой предстанет в картине, нам рассказал ее сценарист Тимур Эзугбая.

Нищий принц, униженный и оскорбленный

"Его многие судили, очень немногие пытались понять" (русский историк, государствовед, психолог, социолог и публицист Константин Кавелин). Будущий самодержец формально стал правителем в три года – после смерти отца, а в семь лет лишился и матери. И хотя в церемониальных случаях его окружали раболепным смирением, в остальное время, по его собственным словам, стесняли во всем, плохо кормили и одевали, ни в чем воли не давали, все заставляли делать насильно и относились с равнодушием и пренебрежением. Горечь, с какой Иван вспоминал об этом даже 25 лет спустя, дает почувствовать, как сильно это ранило его.

"Но он не всегда мог тотчас и прямо обнаружить чувство досады или злости, сорвать сердце. Эта необходимость сдерживаться, глотать слезы питала в нем затаенное, молчаливое озлобление против людей. Безобразные сцены боярского своеволия и насилий, среди которых рос Иван, были первыми политическими его впечатлениями. Они превратили его робость в нервную пугливость, из которой с летами развилась наклонность преувеличивать опасность. Вечно тревожный и подозрительный, Иван рано привык думать, что окружен только врагами, и воспитал в себе печальную наклонность высматривать, как плетется вокруг него бесконечная сеть козней" (русский историк Василий Ключевский). "Тяжелое сиротское детство, самоуправство Шуйских наложили отпечаток на всю его жизнь, лишив его доверия к подданным" (советский историк Александр Зимин).

"В нашем сериале мы показываем Грозного в первую очередь человеком страдающим. Это человек, который с раннего детства терпел очень большие унижения и притеснения. Он очень рано потерял родителей и воспитывался в очень большой жестокости. На его глазах избивали и убивали близких ему людей, его самого часто морили голодом, держали взаперти, и это во многом объясняет его психологическое состояние. В фильме будет несколько небольших сцен из детства царя, ключевая из которых – гибель матери и то, как к ней отнеслись окружающие. Иван был уверен, что ее отравили, и многое свидетельствует о том, что он был прав. Бояре, которые его воспитывали, унижая, и которые ко всему прочему убили его мать, – естественно, что к своему окружению он относился так, как относился" (Тимур Эзугбая).

Концепция "двух Иванов"

Начало ей положил приближенный Ивана Грозного, полководец, политик, писатель, переводчик и меценат Андрей Курбский. О периоде до смерти Анастасии он писал: "В те годы был царь наш в смирении и хорошо царствовал, и по пути Господня закона шествовал". "Вторым ключевым моментом в его судьбе после смерти матери стала смерть его первой жены, которую, он был уверен, тоже отравили. И когда у него отняли второго любимого человека – да, после этого он упал во тьму окончательно и пощады окружающим не было. А в первые годы он был относительно мягким правителем, являвшим даже примеры странного милосердия". (Эзугбая)

Однако были историки, которые отказывались видеть как в личности, так и в делах Грозного хоть что-нибудь позитивное: "Что есть в них высокого, благородного, прозорливого, государственного? Злодей, зверь, говорун-начетчик с подъяческим умом, – и только. Надо же ведь, чтобы такое существо, потерявшее даже образ человеческий, не только высокий лик царский, нашло себе прославителей" (русский историк, журналист и публицист Михаил Погодин). "В нем была эта темная сущность, ярость – во многом родовая черта Рюриковичей, многие из которых были известны крутым нравом. Просто Иван Васильевич пошел в этом дальше всех" (Эзугбая).

Дуализм в характере Грозного

Большинство экспертов все же склоняются к менее однозначной трактовке натуры царя Ивана. Рано осознанное стремление к абсолютной власти и выбранные способы ее насаждения входили у него в конфликт с приверженностью православным ценностям. "Думается, сочетание больших природных способностей с властолюбием способствовали развитию в царе Иване некоего "комплекса полноценности", превосходства над жалкими "людишками". Не только отсюда, но, возможно, и отсюда проистекало глубокое презрение царя к людям, стремление унизить их достоинство" (советский историк, источниковед Владимир Кобрин)

"Вот и сочетались столь странно и причудливо в мистическом сознании Ивана Грозного вера в собственную богоизбранность и сомнение в истинности избранного пути, жажда нравственной чистоты и необузданность желаний. Но объявив самого себя центром земной жизни, он, скорее всего, не рассчитал своих сил. Потребовав от себя соответствия образу идеального государя, он себе же предложил нерешаемую в принципе задачу. И дело было даже не в сопротивляющемся окружении. Его, Ивана Грозного, натура сопротивлялась. И, справившись с многочисленными врагами-изменниками, он не справился сам с собой" (современный историк Сергей Перевезенцев).

"Как нам кажется и как мы пытались показать, эту тьму и жестокость в самом себе он осознавал, он просто не мог с ней бороться. А при том, что он был глубоко верующим человеком, это постоянное противоречие между грехами и стремлением к праведности было, наверное, главным в его характере. И это не ограничивается религиозным аспектом: имеется в виду свет в более широком понятии, какая-то человеческая мораль. Он старался быть хорошим человеком, и он свои грехи ненавидел, он их осознавал и каялся в них, но очень часто не мог сам себя остановить. Эта двойственность между тягой к свету и погружением во тьму очень для него характерна" (Эзугбая).

"Не отрицая покаянных настроений царя, нельзя не видеть, что он умел совмещать зверство с церковной набожностью, оскверняя самую идею православного царства" (русский историк, философ, религиозный мыслитель и публицист Георгий Федотов). "Такой нравственной неровностью, чередованием высоких подъемов духа с самыми постыдными падениями объясняется и государственная деятельность Ивана. Царь совершил или задумывал много хорошего, умного, даже великого, и рядом с этим наделал еще больше поступков, которые сделали его предметом ужаса и отвращения для современников и последующих поколений. Он велел изрубить присланного ему из Персии слона, не хотевшего стать перед ним на колена" (Ключевский).

Был ли Иван Васильевич умен? А безумен?

Нет у специалистов единства и в оценке интеллекта и волевых качеств самодержца. "Первое, что обращает на себя внимание при чтении произведений царя Ивана, — это его широкая (разумеется, на средневековом уровне) эрудиция" (Кобрин). "Почти все историки высказывают тот взгляд, что Иоанн Грозный обладал недюжинным умом и твердым характером. На наш взгляд, ум Иоанна Грозного был не выше среднего уровня, а характер у него вовсе отсутствовал. Во всем царствовании Иоанна мы не видим ни одной определенной мысли, которою бы он руководился, ни одного прочного убеждения. Это был ум крайне поверхностный, неустойчивый. Он не имел своих убеждений, а поступал так, как ему внушали другие. Фантазер и мечтатель, потрясенный до глубины души целым рядом несчастных событий, дерзкий и кровожадный в силе, малодушный и трусливый в одиночестве, суеверный и мистик" (русский публицист и общественный деятель, профессор психиатрии Павел Ковалевский).

"Он был невероятно умный и образованный человек, начитанный, с тактическим мышлением, и при этом совершал огромные жестокости. Мы не показываем его человеком, который все время рубил сплеча. А когда он уже начал это делать, то во многом это был результат психологических проблем, которые копились в нем всю жизнь" (Эзугбая).

Между тем ряд экспертов, отрицая душевные метания Грозного, прямо приписывают его жестокость расстройству психики: "Иван IV не изверг, а больной. Он страдал неистовым помешательством, вызванным и поддержанным яростным сладострастием и распутством" (русский врач и историк медицины Яков Чистович). Кстати, о распутстве: "Он сам хвастал тем, что растлил тысячу дев, и тем, что тысячи его детей были лишены им жизни" (лично знавший царя английский дипломат Джером Горсей). "Преступною страстью был до того обуреваем, что, говорят, даже будучи уже при смерти, пытался изнасиловать Ирину, жену сына Феодора, и постоянно пользовался чужими женами" (дипломат и путешественник Якоб Рейтенфельс из Курляндии, XVII век). Но русский и советский историк Николай Лихачев отказывался считать Грозного душевнобольным: "Царь Иван Грозный был человеком своего века, и обвиняя его в ненормальности, надо предварительно стать на точку зрения его современников и его самого".

Измены в окружении царя – плод воображения или реальность?

"Царь жил в постоянном страхе и боязни заговоров и покушений на свою жизнь, которые раскрывал каждый день, поэтому он проводил большую часть времени в допросах, пытках и казнях, приговаривая к смерти знатных военачальников и чиновников, которые были признаны участниками заговоров. Царь наслаждался, купая в крови свои руки и сердце, изобретая новые пытки и мучения" (Джером Горсей). "К сожалению, темная сторона его натуры очень сильно подпитывалась объективными обстоятельствами: действительно были заговоры, породившие в итоге паранойю, которой он страдал под конец жизни. И он действительно казнил уже без разбору" (Эзугбая). "Напрасно некоторые чужеземные историки, извиняя жестокость Иоаннову, писали о заговорах, будто бы уничтоженных ею: сии заговоры существовали единственно в смутном уме царя, по всем свидетельствам наших летописей и бумаг государственных. Духовенство, бояре, граждане знаменитые не замышляли измену, взводимую на них столь же нелепо, как и чародейство. Нет, тигр упивался кровию агнцев" (русский историк Николай Карамзин).

Подводя итоги

"В то время как одни, преклоняясь пред его величием, старались оправдать Иоанна в тех поступках, которые назывались и должны называться своими очень нелестными именами, другие хотели отнять у него всякое участие в событиях, которые дают его царствованию беспрекословно важное значение. Эти два противоположных мнения проистекли из обычного стремления дать единство характерам исторических лиц; ум человеческий не любит живого многообразия" (русский историк Сергей Соловьев). "Иван Васильевич Грозный — это великая и трагическая фигура русской истории. И тайна Ивана Грозного скрывается в его духовной и душевной трагедии, подлинной трагедии человека, истово стремящегося к истине и свету, но так и не обретшего их в земной жизни" (Перевезенцев). "Все характеристики, даже тогда, когда они остроумны, красивы и вероподобны, все-таки произвольны: личный характер Грозного остается загадкой" (русский и советский историк Сергей Платонов).

"Мы пытались рассказать об этом человеке безоценочно. Мы не скрываем ни того хорошего, что он сделал, – а хорошего как правитель он действительно сделал боле чем достаточно, – ни тех ужасов, которые он совершал. Мы не пытаемся склонять чашу весов ни в ту, ни в другую сторону, и стараемся дать объективную картину его деяний и его личности" (Эзугбая). Авторы фильма оставили за зрителем решение, с кем из историков они готовы согласиться, или сформировать собственное мнение. Сериал "Грозный" – скоро на телеканале "Россия 1".

Генеральный спонсор – БАНК ВТБ (ПАО)