"Матадор", новатор, юбиляр: Константин Эрнст не растерял самоиронии

6 февраля юбилей отмечает Константин Эрнст, генеральный директор Первого канала.

"Телевидением я не собирался заниматься никогда. И, собственно, даже сейчас я иногда удивляюсь, почему я им занимаюсь. Я довольно долго был биологом. Так долго, что защитил кандидатскую диссертацию с таким залихватским названием: "Динамика синтеза мессенджера РНК при созревании аацитов млекопитающего инвитро", – вспоминает Константин Эрнст.

Начало 90-х. Время очень назревших, но и очень бурных перемен и новых лиц на телевидении. Вместе с Эрнстом – Игорь Угольников и Леонид Парфенов. Позднее они еще не раз поработают вместе. Но интонация самого Эрнста – "Матадор".

В студии – в брутальной косухе. В смокинге в Каннах. В "Матадоре" он погружал нас в мир Мэрилин Монро и Жана-Люка Годара, Сержа Генсбура, Пако Рабана.

Его новаторские режиссерские решения и фирменные подводки с суфлером в голове и проходкой в кадре стали желанным каноном, к которому многие, впрочем, могут только стремиться. А уж тогдашние новые новогодние телепрограммы...

"Давайте сегодня забудем все наши проблемы и неприятности. Ведь сегодня волшебная ночь. Сегодня пришел Новый год" – после этих слов в ночь на 1 января 1996 года легендой стали "Старые песни о главном". Тогда Эрнст и Парфенов нанизали все на "Кубанских казаков". А год спустя – новая серия и новые придумки.

Но оказалось, что для Эрнста все это было лишь разминкой. В 1999 году он возглавил весь Первый канал. А на экраны стали выходить все новые фильмы и сериалы с титром "продюсер Константин Эрнст".

"Ночной дозор", "Турецкий гамбит", вдруг какой-то очень добрый "Брежнев", "Убойная сила", "Высоцкий. Спасибо, что живой" и многие другие. Из недавнего – во всех смыслах новая форма парада на День ВМФ. Но не один я в нашем цехе думаю, что космосом стали зимние вечера в Сочи – зимняя Олимпиада-2014.

"Я помню, как был волонтером, тогда это называлось гидом, на Олимпиаде-80. И никогда не мог подумать, что буду делать церемонию открытия следующей Олимпиады", – отметил Эрнст.

Под его началом тогда работали 12 тысяч пассионариев со всей планеты. Миллионы людей по всему миру увидели "путь России по Эрнсту". Да и в самой России тогда многие, наверное, подумали: "Так вот оно, время вперед". Когда свершилось и вспыхнул олимпийский огонь у него в аппаратной была вспышка всего, что копилось годами.

А нераскрывшееся тогда сразу олимпийское кольцо... И на высотах Эрнст не растерял чувства иронии и самоиронии. И на закрытии в хореографический номер были внесены изменения. Тогда комментаторы, мы с Дмитрием Губерниевым, как и зрители, были в восторге.

Напоследок вернемся на 20 с лишним лет назад.

"Мы настолько забегались в нашей сложной жизни, что иногда стоит хлопнуть в ладоши для того, чтобы все на секунду остановились, посмотрели на это нормальными глазами и вспомнили, что нам нечего делить", – считает Константин Эрнст.