Тема:

Сериал "Обитель" 4 недели назад

Сергей Безруков: "Обитель" жестко и сильно воздействует на сознание"

Кадр из сериала "Обитель"
Кадр из сериала "Обитель"
Кадр из сериала "Обитель"
Кадр из сериала "Обитель"
Кадр из сериала "Обитель"
Кадр из сериала "Обитель"
Кадр из сериала "Обитель"
Кадр из сериала "Обитель"
Кадр из сериала "Обитель"
Кадр из сериала "Обитель"

Все серии исторической драмы "Обитель", снятой Александром Велединским по мотивам одноименного романа-бестселлера Захара Прилепина, доступны для просмотра на платформе "Смотрим". В центре сюжета – Соловецкий лагерь особого назначения (С.Л.О.Н), где вопреки страху, боли и опасности каждый человек совершает свой главный выбор. А надо всем этим стоит начальник лагеря Федор Эйхманис в исполнении Сергея Безрукова. Реальная историческая фигура, один из главных "демонов революции" и организаторов ГУЛАГ, который с хладнокровным выражением лица подписывал расстрельные списки сотен людей и не сомневался в своем праве решать судьбы тысяч людей. В эксклюзивном интервью Сергей Безруков рассказал о своем герое и проекте в целом.

- Вы сыграли первого начальника Соловецкого лагеря Федора Эйхманиса, убежденного чекиста, одного из главных "демонов революции" и организаторов ГУЛАГа. Что это был за человек, в вашем понимании?

- В голове все время держишь образ реального человека Федора Ивановича Эйхманса, латышского стрелка, человека, который фактически был правой рукой Троцкого. Сама личность очень неординарная, поэтому, когда читаешь о нем, то начинаешь понимать, что человек свято верил в то, что он делал. Верил, что был причастен к созданию новой цивилизации, облагороженной человеческим трудом. Верил, что трудом можно исправить человека, а кого не исправили – не грех перемолоть. С одной стороны, психология чудовищная, а с другой – во многом оправдывающая все его поступки. Надо сказать, что такой демократии на Соловках, какая была при Эйхмансе, больше не было. У него был театр, газеты, свобода в достаточной степени. Во все времена здесь была живодерня и даже гораздо жестче, чем та, которую в качестве начальника лагеря устроил Эйхманс. И та вольность, которую он допускает в лагере, даже сравнивать не приходится с той жестокостью, происходившей на Соловках уже после него. В нашем случае Эйхманис – человек, веривший, что без некоей чистки населения невозможно создать действительно прекрасную цивилизацию рабочих и крестьян.

- Федор Эйхманис был увлечен лагерным экспериментом по "перековке" заключенных, как любимой игрушкой, и ни минуту не сомневался в своей миссии. Как вы думаете, что лежало в основе его права решать судьбы тысяч людей?

- Мне кажется, что самое главное – не сломаться в своей вере. Довольно убедительные аргументы, которые высказывает Эйхманис, многих могут потрясти и заставить усомниться в вере. И только настоящие, истинно верующие остаются твердыми в своих убеждениях. Как большевик он, безусловно, верил и в своей вере был непреклонен. Мне, конечно, интересно заглянуть в глаза человеку, когда в 1938 году его самого поставили к стенке и расстреляли как троцкиста. Самое интересное – психология палача. О чем человек думал в этот момент? Каково ему было, когда еще совсем недавно он вот так легко распоряжался судьбами других людей? Ставил условия: либо ты с нами, либо ты против нас, либо ты с нами строишь великую страну, либо мы тебя вычеркиваем, вплоть до физического устранения. Предполагал ли он, что сам попадет в кровавую мясорубку, что с ним поступят, как с врагом народа? Понимал ли, что пришел его конец? Революция пожирает своих детей – это закон, который работает всегда и во всем. Остался ли он верен своим убеждениям либо просил пощады, как многие? Он ведь был человеком решительным и энергичным, поэтому вряд ли сломался. Хотя ломались многие, просили о снисхождении, вели себя недостойно настоящего воина. Но я думаю, что Эйхманис как раз до конца свято верил. И мне бы хотелось заглянуть ему в глаза – наверное, было очень страшно…

Кадр из сериала "Обитель"

- Как вы считаете, сегодня можно оправдать страшные поступки Федора Эйхманиса?

- Роль его неоднозначная и спорная, и задача была тяжелая. С одной стороны, по-человечески оправдать то, что он делал, невозможно. А с другой стороны, мне как актеру нужно было это как-то оправдывать. Как? Ну только лишь, наверное, верой этого героя в правильность своих действий, что так надо во имя, не во благо. У него своя правда. Все равно мы актеры, мы примериваем на себя персонажи, но никоим образом не становимся этими персонажами. Насколько это удалось – решать уже вам.

- Сериал "Обитель" вызвал настоящий ажиотаж. Насколько важно показывать зрителям, что было такое страшное время?

- Если мы не знаем своей истории, то у нас нет будущего. Это мнение всех здравомыслящих людей, которые понимают, что только изучая историю, мы сможем не делать похожих ошибок в будущем. Очень важно все это помнить, иначе все может повториться. К великому сожалению, история преподносит нам такие страшные подарки и заново воспроизводит ситуации, которые были ровно 100 лет назад. Господи, поколения, остановитесь, мы через это прошли, мы это знаем! Не зря говорят, что войны не будет ровно до того самого момента, пока ее помнят новые поколения, хотя бы по рассказам. Как только память сотрется – война повторится вновь, чтобы человечество вновь получило страшный урок. Вот чего бы сильно не хотелось. Поэтому, я уверен, такие сериалы и такая тема очень важны.

Кадр из сериала "Обитель"

- Вам самому понравился роман Захара Прилепина?

- Многие специалисты и читатели, к коим я себя причисляю, сходятся во мнении, что "Обитель" гораздо жестче и сильнее воздействует на сознание читателя, чем "Архипелаг ГУЛАГ" Александра Солженицына. Хотя, безусловно, Александр Исаевич – это глыба, самый первый человек, который заявил эту тему и сказал всю правду. Я читал и Варлама Шаламова, мне очень нравятся его "Колымские рассказы". Хотя сказать "нравятся" – это не совсем то, я не испытываю при этом удовольствия. Просто ты в шоке, читаешь и понимаешь, насколько можно унизить человека и превратить его в животное. Вообще, страшное было время, чудовищное, ад. Смаковать это, пересматривать или перечитывать сложно, потому что это очень тяжело для восприятия. Нужно просто запомнить и заучить. Раз и навсегда.

- Сериал Александра Велединского отличается от романа Захара Прилепина?

- Саша очень чуткий и замечательный режиссер, я бы сказал актерский, потому что с ним очень приятно находить, искать и просто работать на площадке. Конечно же, чтобы передать сам роман, необходим киноязык, нужна адаптация для зрителя, поэтому необходим сценарий, который Саша и написал. Я ему поверил, он в этом смысле мастер. Он очень любит правду в кадре, очень серьезный режиссер в этом смысле, не допускает фальшь, тем более в такой теме. Мне кажется, что художественное решение Александра Велединского дополняет роман. Например, многие образы, представленные в книге как некие проходные эпизоды, здесь выписаны довольно серьезно и полно. Что тоже очень важно – показать судьбы людей разных людей, не только главного героя. Смотрите – и поймете!