Тема:

Умер Петр Мамонов 1 день назад

Москва простилась с Петром Мамоновым

Я заметила его на выходе из вагона: самодельная деревянная палка, портфель. Ох уж мне эти старые неудобные священнические портфели, если из него все вынуть, окажется, что он намного тяжелее наполнявших его внутренностей.

Возле метро он сверился с навигатором и бодро похромал по тенистой стороне улицы. Я пошла следом.

"Вы не знаете, в какую сторону Донской монастырь?" – нагнал меня мужской голос. – "Знаю. Идите прямо, потом направо и еще раз налево по монастырской стене. Собственно, идите за всеми!" – крикнула я в его удаляющуюся спину. И не соврала. Впервые видела такое – все пешеходы двигались только в одном направлении, и все до единого шли в одно и то же место: большой собор Донского монастыря, где наместник монастыря митрополит Каширский Феогност (Гузиков) совершал отпевание артиста и музыканта Петра Мамонова.

В храм не войти – толпы людей стояли уже на лестнице. Как человек бывалый, обхожу слева. Открыто! И можно практически вплотную подойти к семье, стоящей возле закрытого гроба. Из-за духоты не решаюсь. Остаюсь сбоку, рядом с Хирургом (Александром Залдостановым) и остальными байкерами. Мелькнул и исчез режиссер Павел Лунгин, в фильме которого "Такси-блюз" Мамонов сыграл в 1990 году.

Отсюда можно будет выйти подышать и снова вернуться: погребение, которое чаще называют отпеванием, совершается полным чином, безо всяких сокращений. А это больше часа. Духоту не выдерживают и священники. Но им, конечно, сложнее в полном облачении-обмундировании. Они периодически выбегают из притвора, вытирают струящийся пот полотенцами и "ныряют" обратно.

Думаю, что Петр Николаевич был бы доволен и полнотой службы, и тем, что священнослужителям потрудиться приходится. Сыгранный им в "Острове" того же Лунгина отец Анатолий точно улыбнулся бы.

Диакон с дивным баритоном своим чередом возглашает "Вечную память!" А когда мужской монастырский хор запел "Со святыми упокой", не знаю, случайно ли или специально, но на словах о "бесконечной жизни" вместо минора зазвучал торжественный мажор. Стало спокойно и понятно – так и будет.

Люди потянулись прощаться. Образовалась длиннющая очередь.

После чего выходили на улицу, где Мамонова ждала машина. Гроб по православной традиции выносили из собора под пение молитвы "Святый Боже". Внезапно в образовавшейся паузе женский голос из толпы вскрикнул: "Отец Анатолий!" И люди – один за другим – начали аплодировать: так провожают артистов.

Православная часть публики на мгновение замерла, но, не противясь, присоединилась к аплодисментам. Вместе со всеми в ладоши хлопали журналисты, корреспонденты разных изданий. Потом кто-то из священников трижды возгласил "Христос воскресе!" На что, не прерываясь, толпа ответила – "Воистину воскресе!

Под аплодисменты и пение молитв в последний путь собирался артист и православный христианин Петр Мамонов.

Пора было уходить. Я посматривала по сторонам: мне ужасно хотелось закольцевать текст, что уходила я с тем же священником – с палкой и портфелем. Но пришлось бы соврать, его нигде не было.

Хотя я видела его пару раз. В храме – в толпе. И на улице. Вместе со всеми, кто пришел проводить Петра Николаевича, под аплодисменты он кричал на весь мир, что Христос воскрес.