Вся мудрость современности в "цискаризмах": ТОП-5 высказываний Николая Цискаридзе

Фото из https://www.instagram.com/tsiskaridzenikolay/
Фото из https://www.instagram.com/tsiskaridzenikolay/

31 декабря день рождения отмечает один из самых известных артистов балета Николай Цискаридзе. Он восхищает поклонников не только уникальным талантом танцовщика, но и непревзойденной харизмой и острым умом. А в прошлом году он освоил новый способ общения с публикой – премьер Большого театра завел страницу в Instagram (запрещена в РФ) и придумал там отдельную рубрику – "Цискаризмы".

Тут-то все и узнали, что Николай, которого называют "демоном театра" не только из-за его ролей, но и из-за принципиального жесткого характера, оказался довольно открытой личностью. Он с удовольствием делится своими мыслями и наблюдениями, призывая к обсуждению свою многочисленную аудиторию. В день 48-летия артиста мы решили вспомнить несколько самых ярких "цискаризмов" 2021 года.

"Жареная картошка – это крахмал, а от него только воротнички стоят"

В этой ироничной публикации Николай вспомнил фразу, которую любила повторять его мама – ему приходилось ее часто слышать, когда отвергал все и просил приготовить свое любимое блюдо. Однако родительница настойчиво утверждала, что мальчику нужно есть мясо. Со временем он понял, что мама была права.

"Мясо действительно очень полезно, оно придает сил и прочности, что по-настоящему важно не только для балетного артиста, но и для мужчины, мальчика всех возрастов. Но кто же сможет устоять перед тарелкой только что приготовленной жареной картошки!", – говорит Николай.

"Если тебя не переваривают, значит, просто не смогли сожрать"

По мнению Николая, это выражение очень помогает справляться с теми, кто открыто выражает свою позицию по отношению к вам, не имея на то необходимых оснований. Звезда балета отмечает, что всегда важно всегда идти своим путем, руководствуясь честью, правдой и добром, не обращая внимание на пересуды. В подкрепление своих слов танцовщик приводит цитату английского писателям Уильяма Сомерсета Моэма: "Доброта – единственная ценность в этом иллюзорном мире, которая может быть самоцелью".

"Нельзя от цветов требовать ума!"

Николай вспомнил свой недавний выход в свет, когда, находясь на мероприятии, он с приятельницей наблюдал "парад прекрасных девушек и юношей". Все они были великолепно одеты, представительницы прекрасного пола – с красивым макияжем и прическами. Но стоило Цискардзе услышать, о чем беседуют эти люди...

"Разговоры этих прекрасных гостей ограничивались ими же, их нарядам и исключительно вопросами самого бытового толка. Я поразился: ну как такие красивые люди позволяют себе постоянно, безостановочно говорить о таких пустых вещах, ведь таким образам нужно соответствовать не только внешностью, но и содержанием!? И тогда за нашим столиком прозвучала фраза: "Нельзя требовать от цветов ума!", – поделился с подписчиками артист балета.

"Бездарность не лечится"

Член жюри конкурса юных талантов "Синяя птица" уверен, что очень многие способны научиться даже самым сложным навыкам при должном старании и сильном наставничестве. И далеко не всегда для достижения вершины требуется дар, точнее – не всегда только он.

"Но бездарность, считающую себя достойной, выше других, в том числе учителей, невозможно вылечить... А как сказал еще Антон Павлович Чехов: "Людям не талантливым, но с претензиями, ничего больше не остается, как порицать настоящие таланты". Это очень жизненно и актуально по сей день", – считает танцовщик.

"Когда требовал, чтобы я опустил, я поднимал еще выше"

В этом "цискаризме" Николай напомнил, как важно оставаться профессионалом, не поступаться своими идеалами, даже если на тебя идет колоссальнейшее давление со стороны. Он признался, что за время его творческой жизни такое случалось неоднократно. Попытки поставить на место, давление, бездумные приказы...

"Единственные люди, кто мог мне что-то указать в творческом плане, были педагоги и артисты, авторитет которых для меня был незыблем! Однако, комментарии регулярно поступали от людей, которые никакого авторитета не имели и иметь его не могли. Не для профессионала. Со мной можно было договориться, указать – нет. Просили опустить – назло поднимал еще выше! Потому знал, что могу и должен. В первую очередь, перед зрителем и профессией!" – заявил Николай.

Время показало, что каждое такое сопротивление на сцене и в театре имело смысл и соответствовало принципам.