Тема:

"Танцы со звездами". Новый сезон 3 месяца назад

Как снимают "Танцы со звездами": тонкости, о которых никто не знает

Дмитрий Харатьян и Ульяна Максимкина. Кадр из программы "Танцы со звездами" (2022). Выпуск 4
Дмитрий Харатьян и Ульяна Максимкина. Кадр из программы "Танцы со звездами" (2022). Выпуск 4
На телеканале "Россия 1" завершился 13-й сезон самого зажигательного шоу страны "Танцы со звездами". На паркете сошлись 10 пар конкурсантов, выступления которых никого не оставили равнодушными. Медиаплатформа "Смотрим" заглянула за кулисы проекта и узнала, какой кропотливый труд стоит за его созданием.

В минувшие выходные завершился 13-й сезон шоу "Танцы со звездами" – мирового хита, который из года в год приковывает к себе внимание телезрителей по всему миру. Уже 15 лет аудитория телеканала "Россия 1" наблюдает за тем, как популярные артисты делают первые шаги на паркете и преодолевают себя, чтобы в финале показать настоящее мастерство! Наши корреспонденты расспросили создателей проекта о его тонкостях и особенностях. Все выпуски нового сезона доступны на платформе "Смотрим".

О проекте

Василий Козарь, режиссер-постановщик, главный хореограф

Мы начинаем обсуждение проекта с сентября-октября. И в ноябре-декабре начинается самый плотный период, где я уже начинаю продумывать эфиры, темы и все-все составляющие. Обычный зритель смотрит за звездами, и ему очень интересно наблюдать, как они справятся внутри всего происходящего, как будут, как говорит Цискаридзе, "вилять бедрами". Это же все очень любопытно, необычно. И, конечно, сам танец влюбляет! После этого проекта люди начинают думать: "Я тоже могу! А почему бы и мне не попробовать?!" Почему люди вообще занимаются танцами? Потому что они получают от этого удовольствие, и этот момент эйфории хочется продлевать, будь это клуб или просто танец со своим любимым человеком! Когда у людей появляется желание даже просто начать двигаться – это же очень круто!

Кадр из программы "Танцы со звездами"

Екатерина Белая, художник по костюмам

Мне очень нравится специфика проекта, то, что у нас не просто бальные танцы показывают, что мы станцевали вот так, а получается, что каждый номер – это мини-спектакль. Именно это меня заряжает. Я прямо горю этими идеями, мне нравится, что можно раскрыть себя и показать с разных сторон в плане костюма. Мы делаем много маленьких историй каждую неделю. И это очень круто! Наверное, именно из-за этого я всей душой и сердцем в этом проекте, я погружаюсь в каждый номер, я проживаю все эти истории точно так же, как исполнители. Это дает невероятное вдохновение и очень много энергии.

Номер: от и до

Василий Козарь, режиссер-постановщик, главный хореограф

Мы же не на бальном турнире, где мы смотрим только на танец. Мы смотрим на артиста, который попадает в определенные обстоятельства и танцует определенный стиль. А эти "обстоятельства" называются номер, а в этом номере все важно – и декорации, и идея, и как мы к ней пришли, и что мы хотим сказать, и какое настроение дать, и какой эффект – все вместе. То есть все эти моменты должны соединиться воедино, и тогда получается хороший номер.

Я придумываю определенную тему эфира, в которой мы существуем. После этого я распределяю все стили танцев на каждую из пар. Пара, которая танцевала сначала драматическую историю, в следующий раз должна станцевать контраст, пары всегда должны быть разными. После этого я на каждую из пар придумываю сценарий номера: какой должна быть драматургия внутри номера, какая будет хореография, каким должен быть костюм, декорации, графика, свет, как мы должны это снять. И рассказываю всем свои идеи. Все слушают, дают подсказки, где и что можно улучшить с точки зрения телевизионной картинки, и дальше я просто это транслирую уже непосредственно хореографам. Я распределяю за каждой парой определенного ответственного хореографа, который берет и исполняет данную идею, привнося в нее свое видение, свой стиль, свое наполнение, и мы с ним уже дальше вместе в работе создаем номер. И потом мы это всю неделю репетируем, репетируем, репетируем, советуемся, пробуем, тестируем, меняем, а потом приходим на съемочную площадку, и после этого – все, готово!

Кадр из программы "Танцы со звездами"

Екатерина Белая, художник по костюмам

Первый эфир, в принципе, самый сложный, потому что идет притирка, мы только узнаем, с кем мы работаем. Нужно понять фигуру каждого, предпочтения, кому что нравится, не нравится – у каждой звезды есть свои причуды и касаемо цветов, и фигуры. Но с каждой неделей время у нас сокращается и сокращается, потому что, к сожалению, даже если я знаю идею номера за две недели, невозможно ее начать делать, потому что потом все равно будут изменения. Обычно в субботу на тракте мы проговариваем с парой идею костюма, я показываю уже готовые эскизы, а посмотрев ключевые моменты хореографии, я запускаю эскиз в работу. Бывали такие случаи, что у нас за три дня до эфира менялся номер. Не по хореографии, а просто менялась концепция. Мы понимали всей командой, что, наверное, стоит определенного персонажа показать с другой стороны, дать ему другой характер, и тогда мы целиком переделывали костюмы. Такие форс-мажоры бывают, но не часто. А бывает кто-то похудеть умудрился за три дня и нужно срочно ушить. И где-то там, например, я смотрю в кадре со светом, с декорацией, понимаю, что нужно добавить каких-то акцентов, деталей, добавить цвета. А еще проследить за мейкапом и посмотреть, как все сложится воедино. Вроде кажется, готов костюм, но все держится на деталях.

Николай Пантюхин, хореограф

Нам режиссер дает первоначально референс номера. Это в основном определенный эффект, который заявлен в самом начале номера. И, что мне очень нравится, драматургию, сюжет "внутри" мы придумываем вместе с участниками. То есть в этом плане у нас есть свобода выбора по образам, по взаимоотношениям внутри. Но рамки существуют в плане первого заявочного референса. Все остальное мы выстраиваем сами. Очень важно, когда я ставлю хореографию, чтобы одно движение плавно перетекало в другое, чтобы вот эти переходы были красивыми, удобными и "смотрибельными". Никто не отменяет эффект неожиданности в хореографии, но все должно быть органично. На самом деле, из сезона в сезон хореографам приходится все сложнее и сложнее. Почему? Не хочется повторяться.

Кадр из программы "Танцы со звездами"

Танцевальные пары

Василий Козарь, режиссер-постановщик, главный хореограф

Все 10 пар – все мои любимчики! Потому что, если хоть одна пара немножечко "просядет", это значит, я недоработал. Поэтому для меня важно, чтобы все 10 пар получили невероятно красивые номера, в которых было бы все, чтобы они себя раскрыли максимально. Моя идея должна четко совпасть с артистом, четко совпасть с хореографом, четко совпасть с музыкальным сопровождением, с костюмом, с декорациями и выйти на площадку в максимальном результате.

Николай Пантюхин, хореограф

Мы не имеем права выбирать себе любимчиков. То есть хореограф – это такое бесполое существо: не "он" и не "она". Он должен понимать психологию и мужскую, и женскую. И, работая с разными артистами, мы не должны показывать, что с той парой нам интересно заниматься, а с этой – нет. Мы действительно ко всем относимся одинаково, и этот нейтралитет должны держать до конца проекта.

Кадр из программы "Танцы со звездами"

Михаил Щепкин, танцор, участник проекта

Мы всегда работаем с теми людьми, которые нам достались. Мы никаким образом не влияем на выбор партнера, и у звезд абсолютно такая же ситуация. Не знаю, где это все происходит, за какими дверями, но есть определенный состав участников, и каждый год проходит кастинг, добавляются новые конкурсанты, как вы видите, состав танцовщиков тоже меняется от сезона к сезону. И, соответственно, всех формируют по парам. Дальше уже происходит первая встреча, мы знакомимся. В этом году как такового профайла первой встречи не было вообще, потому что вы видели, как интересно все сделали – заход на первый номер. Пару представляли совершенно по-другому, мне очень понравился этот формат. Каждую пару презентовали по-разному.

Главное, чтобы костюмчик сидел

Екатерина Белая, художник по костюмам

Очень важно, чтобы костюм помогал танцу и дополнял танец, особенно когда это касается девочек. В зависимости от движения наряд должен быть очень легким и не отвлекать, или, наоборот, быть тяжелым, струиться. Платье должно продолжать артиста, помогать ему. Конечно, именно из-за этого я сейчас не запускаю в работу платье, пока я не вижу хореографию. То есть это все работает в совокупности. Вообще, мы стараемся совместить моду, стиль и танцевальные нюансы. У нас практически нет стандартных танцевальных платьев. Мы больше работаем за идею, за концепцию, нам хочется делать стильно и вкусно. Иногда хочется разгуляться, но возникают ограничения как раз из-за того, что все должно быть абсолютно удобно. Я надеюсь, что костюмы мы раздарим нашим прекрасным танцовщикам и звездам, кто что хочет. Потому что так обидно, когда такая красота просто отправляется на склад и умирает там.

Кадр из программы "Танцы со звездами"

Тренировки и репетиции

Александра Ребенок, актриса

Здесь заболели такие мышцы, которые я никогда не чувствовала. И оказалось, что в бальных танцах задействована такие группы мышц, до которых ты ни в каком фитнесе, спорте никогда в жизни не доберешься. И они вдруг активировались и стали нагружаться. И, конечно, дали о себе знать, и я была удивлена, что есть еще какая-то группа мышц, о которой я не знала.

Инна Свечникова, танцовщица, участница проекта

На каждый танец нам дается неделя: в понедельник мы получаем музыку, а в воскресенье выходим на эфир. Каждый раз по-разному, потому что каждый артист очень индивидуален, но у нас нет задачи сделать из него профессионального танцора, у нас есть задача – создать образ. Вот здесь главное – поймать сотворчество: взять то, в чем человек силен, и трансформировать это в танец.

Кадр из программы "Танцы со звездами"

Николай Пантюхин, хореограф

Постановка хореографии занимает не так много времени. Больше занимает психология. Снятие психологических зажимов, которые появляются в результате стресса. Это я говорю про звезду. Неделя дается на то, чтобы поставить номер! Я представляю, что творится у человека в голове. И вот наша задача – этот стрессовый уровень нивелировать, сделать доступным, вызвать доверие, потому что у них нет выбора – либо ты доверяешь, либо ты находишься в постоянной какой-то суете. После того как номер поставлен, в нашу задачу входит его выпустить в эфир. Мы до последнего находимся с парой, я вот пару, с которой работаю, провожаю до точки, с которой они стартуют в эфире, даю финальную напутственную речь, и с богом.

Танцевальные стили

Инна Свечникова, танцовщица, участница проекта

Мне нравится, что в последние годы помимо бальных танцев мы можем танцевать контемп, джаз, свинг – это очень сильно расширяет диапазон, и очень интересно даже нам как танцорам, потому что мы тоже свои границы расширяем, познавая новые направления вместе с нашими артистами. Всю свою профессиональную карьеру я танцевала бальные танцы, уже больше 25 лет. Но чем дольше мы танцуем, тем больше мы открываем для себя новые возможности, то есть бальные танцы все равно ограничены какими-то рамками техник, правил, поэтому мы больше уходим и "копаем" в смежных направлениях.

Кадр из программы "Танцы со звездами"

Василий Козарь, режиссер-постановщик, главный хореограф

Классическая программа прекрасна тем, что ты чувствуешь такое вдохновение и статику во всем происходящем, что это вдохновляет. Современные стили – для меня это самое близкое, потому что изначально я как хореограф сложился в современной хореографии: модерн, контемп и все в этом роде. И все это для меня близко, потому что я с этим жил очень много-много лет. Поэтому я не хочу ничего выделять: я хочу, чтобы каждый стиль себя дополнял. Плюс всегда хочется чего-то нового!

Павел Ефремов, хореограф

100 процентов совмещаем! Смотрим в разные стороны. Есть такие "рельсы" спортивного бального танца, на которые мы, конечно же, обращаем внимание, в которых мы присутствуем, в которых мы занимаемся, развиваемся, привносим именно в бальные танцы, в бальную хореографию, какие-то новые движения, новые мысли.

Михаил Щепкин, танцор, участник проекта

Я очень люблю латиноамериканские танцы, это мой профиль и, соответственно, я все время жду этих танцев для того, чтобы блеснуть вместе со своей партнершей, потому что я себя чувствую как рыба в воде. Спокойно отношусь к танцам европейской программы – это вальсы и фокстроты. Латину очень люблю ставить и обучать людей, контемп просто для души, все остальное – потому, что надо.

Кадр из программы "Танцы со звездами"

Екатерина Белая, художник по костюмам

Мне полюбился пасадобль, румба полюбилась очень сильно. Причем иногда я выхожу за рамки, у нас бывали даже были небольшие конфликты с хореографом. Он говорит: "Нет, пасадобль – это Испания, нужна обязательно вот эта испанская юбка, или цветок в голову, или что-то еще!" А я все-таки стою на идее: то есть если идея номера в принципе не предполагает испанский костюм, то тут мы находим компромисс. С контемпом мне труднее всего, потому что не хочется повторяться, не хочется делать похоже, не хочется делать одинаковое. И самая большая моя боль – это контемп у мужчин! Иногда бывают такие номера, и так хочется прямо, ну, очень просится такое стильное, но все равно мы приходим к футболке, к водолазке и к брюкам.

Жюри

Василий Козарь, режиссер-постановщик, главный хореограф

По поводу жюри: специально не происходит никаких взаимодействий. Потому что если бы я заранее начал рассказывать им, какие будут номера, мы бы не получили ту эмоцию и то первое впечатление, которые видим на экране. Единственная сложность, знаете, в чем? Только в том, что они смотрят на площадку и видят то, что происходит в живом времени, не всегда имеют возможность оценить задумку номеров, которые были сделаны специально под телеверсию, те же верхние планы или дополнительные эффекты. Это единственное, что меня беспокоит, что они не видят целостную картину. Но они все с большим опытом и додумывают какие-то определенные моменты там, где это необходимо, и делают акцент на то, как актер трансформируется, как он танцует, и насколько он органичен в той или иной идее. Поэтому все адекватно.

Кадр из программы "Танцы со звездами"

Владимир Варнава, хореограф, член жюри проекта

Сидеть в жюри не так уж и сложно, если честно. Гораздо сложней создавать номера. Конечно, в жюри есть свои настройки, своя внутренняя политика, потому что смотреть на скучное, инертное жюри никто не хочет, все хотят получить такую динамичную кардиограмму. Кто-то с кем-то не согласен, кто-то кого-то поддержал, то есть за этими взаимоотношениями, я думаю, зрителям должно быть интересно наблюдать. Но в целом ты смотришь номера, говоришь фидбэк, в любом случае мы же имеем дело на 50 процентов с непрофессиональными артистами танца, поэтому делаем скидку. Конечно, если бы мы разбирали профессионалов, мы бы и другой бы текст произносили – и Егор, и Николай, и Дарья, и я, соответственно. Хотя мне хочется участников расспросить об их мотивации, о том, что ими движет, когда они танцуют, но в данном формате я не всегда имею такую возможность.

Танцы – это…

Александра Ребенок, актриса

Танцы – это какая-то особая ниша. Ты на это подсаживаешься. Ты получаешь какой-то нереальный прилив гормонов счастья, поэтому я всем рекомендую, особенно тому, кто очень грустный.

Марина Зудина, актриса

У меня есть ощущение, что я буду этим заниматься дальше. Танцы точно будут в моей жизни. Я открыла для себя какой-то совершенно иной мир. И когда я кому-то начинаю говорить: "Вы знаете, танцы помогают снимать стресс и лечить депрессию", мне отвечают: "А мы танцуем". Я думаю: "Боже мой! Это что же, я одна не танцевала!?"

Кадр из программы "Танцы со звездами"

Михаил Щепкин, танцор, участник проекта

Я думаю, что наше шоу интересно в первую очередь для людей, которые, может быть, всю жизнь мечтали танцевать, но боялись выйти из зоны комфорта. Это отличный пример для всех, что все невозможное возможно. А для меня танцы – это жизнь. Это сто процентов! Мне 35 лет, танцую я с пяти, и вот уже 30 лет я в этом процессе.

Владимир Варнава, хореограф, член жюри проекта

Все танцуют, все могут. И для меня это шоу как раз подтверждает этот тезис. За этим мне наблюдать чрезвычайно радостно. Это, собственно, наверно, главная причина, почему я здесь. Это замечательно, что столько людей танцует, столько людей покупает абонементы в студии, столько людей занимается своим телом. А уж чем они занимаются – танцтеатром или стриппластикой – это не имеет, на самом деле, никакого значения, лишь бы это приносило им радость. Потому что танец нужен для удовольствия, это моя абсолютная религия.

Татьяна Санина, Василий Кузнецов // Smotrim.ru

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях. "Смотрим" – Telegram и Яндекс.Дзен, Вести.Ru – Одноклассники, ВКонтакте, Яндекс.Дзен и Telegram.