"Реквием" Верди в "Геликон-опере": размышления о жизни и смерти перевели на русский

Диалог эпох через музыку и кинохронику: в "Геликон-опере", пожалуй, самая пронзительная премьера — "Реквием" Джузеппе Верди. Непростое по исполнению и смыслу философское произведение теперь понятно каждому: мессу перевели с латыни на русский язык специально для этой постановки. Музыка и голоса звучат на фоне страшных образов Холокоста и блокадного Ленинграда.

Театральный, как опера, искренний, как молитва: "Реквием" Джузеппе Верди — размышления о жизни и смерти.

"Молитва, где я прошу вечное спасение: подари нам, Господи, прости нас, спаси нас, дай нам жизнь после смерти", — говорит солистка Московского музыкального театра "Геликон-опера" Ирина Окнина.

Реквием — заупокойная месса в память об итальянском писателе Алессандро Мандзони. Верди написал ее в конце XIX века. Сегодня на сцене "Геликон оперы" произведение приобретает новый смысл. Во время всего исполнения "Реквиема" на большом экране — кадры кинохроники Великой Отечественной войны, фотографии и видео трагических дней Холокоста и блокады Ленинграда.

"Хотим показать весь драматизм, весь ужас, всю глубину трагедии Великой Отечественной войны и Холокоста для того, чтобы зритель, который все это посмотрит, потом не забыл. А вот для того, чтобы он не забыл, в том числе и работает музыка Верди, потому что оказывает огромное эмоциональное воздействие", — рассказал режиссер-постановщик концерта Сергей Новиков.

Соединение музыки и документальной кинохроники создает диалог эпох. Несмотря на большие сольные партии, главная роль — у хора. Тихая коллективная молитва в начале к середине произведения перерастает в крик о помощи.

"Человек 150 должен быть хор — в идеале. Конечно, у нас нет такого количества, но мы берем качеством. Это, можно сказать, шедевр и проверка вообще на уровень. Не каждый хор это сочинение исполнит", — говорит главный хормейстер Московского музыкального театра "Геликон-опера" Евгений Ильин.

За пультом оркестра — дирижер Владимир Федосеев. Мессу Верди он исполнял много раз, но этот концерт для него — особенный.

"Я сам всю ленинградскую блокаду пережил, мне было 9 лет, и все эти картины так называемые мне знакомы. Я переживаю все опять с самого начала. Для меня это становится еще страшней", — говорит он.

В этот же вечер в "Геликон-опере вручили премию "Хранители памяти" тем, кому на протяжении многих лет удается хранить правду о Холокосте, кого страшные события затронули лично. Среди награжденных была и Валентина Матвиенко.

"Тень Холокоста затронула и мою семью. Отец был на фронте, а мама со старшими детьми оказалась на оккупированной территории. Она несколько месяцев, пока фашисты не были изгнаны, укрывала в подвале нашего дома еврейскую семью и тем самым спасла их от неминуемой смерти", — рассказала она.

Памятный вечер в театре пройдет и сегодня, а в сентябре в "Геликон-опере" состоится премьера первой в истории России оперы на иврите.