Тема:

Надежда Савченко 8 месяцев назад

Киселев сравнил Савченко с битцевским маньяком

25 мая помилованная президентом России Надежда Савченко прилетела в Киев. Встречать с цветами наводчицу националистического батальона "Айдар" в аэропорт Борисполь приехала Юлия Тимошенко. Ранее лидер партии "Батьковщина" поставила Надежду Савченко в свой предвыборный список, и таким образом, оставаясь в КПЗ, та превратилась в депутата Верховной Рады и уже политическую звезду.

На первой же пресс-конференции в Киеве "звезда" заявила, что готова стать президентом Украины. "Надо будет — стану президентом", — сказала она. Но это было уже на следующий день.

Удивлять Надия стала сразу, выйдя из самолета. Во-первых, в России она сильно прибавила в весе, что бросалось в глаза особенно после объявленной ранее серии сухих голодовок. Во-вторых, словно Маугли, она передвигалась босиком. В-третьих, рычала на журналистов, требуя расступиться. В-четвертых, цветы от тщательно приготовленной к фотосессии Юлии Тимошенко Надия принять отказалась.

Встреча получилась натянутой, скомканной, так что обе вздохнули, когда отбыли номер. Да и видно было, что эти две дамы — нечто несмешиваемое. Нужны были друг другу, пока оставались далеко. В-пятых, Савченко заявила, что вновь готова воевать, а значит и убивать, а мечта для начала — "выпить пару литров водки".

Это напоминает слова из интервью битцевского маньяка Пичужкина, отбывающего пожизненное за убийство 49 человек. "Если бы меня сейчас выпустили, первым делом я убил бы пару человек, изнасиловал бы женщину, выпил водки, а дальше — как карта ляжет", — сказал Пичужкин.

Как ляжет карта у Надежды Савченко, не знает никто. Ее боятся. За непредсказуемость, маниакальную решительность и дикость. Боится Порошенко. Боится Тимошенко. Боятся депутаты Верховной Рады и журналисты.

Надежде Савченко с ее бесконечно завышенной самооценкой и мнимыми сверхценностями трудно будет вписаться в сегодняшние реалии Украины, где коррупция тянется сверху вниз от офшорного олигарх-президента, где государство презренно и деградировало как нигде в Европе, где лозунг "Слава Украине! Героям слава!" пуст, как барабан, и лишь глушит, где кадровый винегрет составлен столь экзотично, что в нем и беглый экс-президент Грузии Саакашвили, называющий правительство "кучкой посредственностей", и в советниках у Порошенко экс-генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен — один из самых придурковатых на этом посту. Он пришел к Путину с подслушивающим устройством и торчащим из кармана микрофоном, словно шпион из комиксов.

Одни политологи предрекают, что Савченко станет кошмаром для непопулярной власти, другие считают, что она плохо кончит — убьют. Противоречий нет, ведь человеческая жизнь не стоит на Украине сейчас ничего. Технологии отработаны.

Был такой резкий мужчина — Сашко Билый. Врывался в органы власти и все что-то требовал. Так сам себя убил. Двумя выстрелами. Второй — прямо в сердце. Из собственного оружия. Во время какой-то якобы спецоперации.

Адвоката Грабовского убили тоже как неудобного, но свалили на внутренние разборки в ЛГБТ. Тоже ход. Другой вариант убийства неугодного — почти ритуальный — через предварительное объявление "врагом народа", с предварительным оповещением. Так убили журналиста и писателя Олеся Бузину. Так же убили и политика Олега Калашникова. Сначала обоих включили в список "врагов народа" на сайте "Миротворец", потом средь бела дня — выстрелы.

На "Эхе Москвы" теперь сам главный редактор говорит, что "сайт "Миротворец" делал много хороших вещей". Это как если бы сказать, что и Гитлер делал много хороших вещей. Наверное, кто-то нашел бы и их. Например, построил же он декорации к фильму Лени Риффеншталь "Триумф воли", чем, бесспорно, внес яркий вклад в мировое киноискусство. Но о Гитлере в приличном обществе, если и вспоминают, то однозначно как о преступнике, так же и о сайте "Миротворец", само название которого иезуитски подразумевает под умиротворением убийство. Говорить, что "делал много хороших вещей", значит, убийства либо не замечать, либо оправдывать. Как-то поеживаешься. Какая-то украинизация в самом худшем значении этого слова.